Сны о драконах. Весенняя находка

Ясный солнечный день. Ветер, словно издевается обдувая то спереди то сбоку, трепеща моим крылом. Я иду по каменистому склону холма осторожно шаг за шагом, и камни под моими лапами порой отдаются скрежетом. Идти приходится медленно, постоянно выбирая куда ступить. Запах такой приятный. Запах свежести и влажного воздуха вперемешку с запревшей травой, запах распускающейся листвы и тепла от нагретых камней. Да. Как бы то ни было странно я чувствовал такой запах. Ниже по склону рос редкий лес, в основном состоявший из елей и кустов, выше по склону он переходил в заросли кустарника, размахивающий ветками при порывах, постепенно растворявшегося и пока не покрывшегося листвой, который превращался в поросшую сухой травой поляну, а затем и вообще переходя в каменистый наст. Внизу в лесу из за деревьев вышел какой-то зверь, но постояв и посмотрев на куда-то вдаль, а может и на меня, он скрылся в тени. Временами пролетали постоянно щебечущие и чирикающие птички, что рассекали воздух туда и обратно в поисках зазевавшейся еды. Некоторые из них копались в прошлогодней траве и взлетали при моём приближении. Все это я мог видеть посмотрев вниз со склона, где я был остановлен этой красотой, запахами и ощущением пришедшей в эти края весны. Если повернуть мордочку в другую сторону, то каменистый склон уходил вверх, превращаясь в скалу невысокой горы, откуда всё больше веяло холодом, нежели весенним теплом как от склона.

Я прошёл дальше вдоль скалы, пока холм передо мной не стал круто спускаться вниз, не оставляя другого пути как повернуть налево, туда вверх по холму и идти к скале, которая так же обрывалась и уходила вниз. Пока я взбирался вверх по холму, я постоянно раскрыл крылья, помогая взмахами держать равновесие и страхуя себя от падения, так как камни, по которым я шёл, скатывались из под моих лап. Ближе к скале ветер утих. Здесь я решил пролететь обрыв и посмотреть, что находится на другой стороне скалы, которая отсюда, казалась тёмной. Я ещё раз посомотрел в сторону леса и кустарника, оставшихся внизу, взглянул на поля, уходящие вдаль к лесу или упираясь в такие же каменистые склоны. Прислушавшись к ветру и не услышав в нём нотки очередного порыва, я оттолкнулся от каменистого наста и раскрыл крылья. Позади послышался стук камней, покатившихся из под лап, и шум ветра в ушах.

В полёте сразу обдало холодом и я поспешил на теневую часть склона. Подлетая я увидел, что та часть склона покрыта снегом и от неё то и веяло прохладой и сыростью. Поднявшись выше я приземлился на склоне, но удалось это не с первого раза. Пару раз я соскальзывал и приходилось оттолкнувшись, снова лететь и искать место. Мне повезло. Я нашёл присыпанный снегом камень и приземлился, просто вцепившись в него, и ещё долго махая крыльями и боясь оборваться вместе с ним. Усевшись и упёршись в него задними лапами я набрал мокрого снега, сколько его было на склоне и слепил из него снежные шарики, взяв их в охапку, а ещё два в зубы. Те что были в зубах в тот же момент рассыпались, оставив после себя талую и очень холодную воду во рту. С этими ощущениями я с снегом в лапах полетел выше. Там выше был уступ, выходивший как раз над ровным склоном, так же покрытым снегом. Разложив на уступе мои трофеи, я взял один из них и ещё раз смяв его в лапах, отпустил вниз. Скатываясь комок снега, собирал мокрый снег со склона, превращаясь в большой ком, но потом распадался и уже многими маленькими комочками продолжал пусть вниз, пока совсем не рассыпался в снег или не застревал в нём. Я взял второй шарик снега и пустил его вниз, затем третий но они так же рассыпались, редко скатываясь достаточно долго, чтобы можно было полюбоваться этим. Снег быстро закончился и я, понимая, что искать здесь более нечего, взглянул ещё раз на просторы передо мной, где виднелись такие же горы, порой походившие на высокие холмы, и раскинувшиеся между горами поляны. Заметил вереницу из деревьев, поросших вдоль изогнувшейся змеёй речки. Вдохнув ещё раз сырой и холодный воздух я с неохотой оторвался от уступа, на котором сидел и продолжил свой путь к месту, которое я вчера нашёл.

Этим местом оказалось здание, в котором не было окон, а только двери. Оно было невзрачным, но внутри мне понравилось. И вот сейчас приземлившись у самого входа, я вошёл в здание. Внутри оно представляло собой холл в несколько этажей высотой и местами прозрачной крышей, через которую падал свет. Во все стороны от холла было много комнат, почти все из которых имели прозрачные стены и двери. В комнатах, а некоторые я уже обошёл, было столько интересного, что я в них проводил время до самого заходи солнца, перерывая всё подряд и ища что-нибудь стоящее. Комнаты верхних этажей выходили на широкие и длинные, расположенные вдоль всей стены, балконы, которые свисали перилами над залом, так что можно было легко ходить из комнаты в комнату.

Сейчас я хотел отдохнуть и в пару взмахов, уцепляясь за балкон залез на него и нашёл место потемнее. В комнате рядом я обнаружил кучу тряпок, что висели плотно друг к другу и набрав охапку я вынес их на балкон, постелив найденное, как смог, на пыльный пол. Одну тряпку всё же взял и просунул в неё шею, чтобы было теплее. Улегшись на импровизированную кровать я уснул, думая о том, что в этом замке осталось ещё очень много всего непонятного, но очень интересного.

Последние дни зимы

Автор: Wing

В лучах, укрывши всё кругом, На землю как в кровать ложась, Из искр, снежинок хоровод Сегодня падает кружась. Уже не вечна мерзлота, Приходит час вступить весне; Пускай вокруг лежат снега, Но солнце греет лапки мне. Неповторимый никогда, Сей миг и грань конца зимы, Когда прощается она, И всё живое ждёт весны. Уступят место холода, Что пробирают до костей. Не будут завывать ветра, Что в поле даже волка злей. От чувств, раскрыв свои крыла, Я в снег пушистый упаду. Прощай зима, приди весна Смотри, тебя я тороплю! Услышу щебетанье птиц Они, как я, поют теплу. Стряхнуть бы лёд с земли страниц, Скорей бы в летнюю мечту! Да, только глупенький дракон, Вот может так лежать в снегу. Он рад, что минул вьюг сезон. Он рад приветствовать весну. В легенды древние шутя, Мудрец вписал своим пером; Он в снеге, видевший меня, Подумал – ледяной дракон. Замёрзнув, пробираюсь в дом, А сердце так и вторит мне, И верит, что придёт она, Держа зелёну ветвь в руке.

Мечты дракона

Иногда вспоминаю.

Утро. Этот запах свежести и ароматы, раскрывающихся после ночного сна, цветов. Капельки росы блестят на листьях и травинках в лучах утреннего солнца. Где-то там, вдали, расстилается одеялом туман. Так приятно и свежо. И ты всему этому раскрываешь крылья и, пролетев пару десятков метров, падаешь в изумрудные россыпи утреней росы.

Лежишь, втягивая в себя аромат влажной земли и чувствуя, как росинки стекают по твоей мордочке. Слизываешь очередную и приподнявшись озираешься, вдруг кто увидит, что ты здесь играешься… Никого не найдя глазами, переворачиваешься на крылья и лежа смотришь на небо, сквозь свисающие над мордочкой травинки, понимая, что ни за что бы на свете не променял бы это утро в изумрудной от зелени росе на такую же гору драгоценных камней.

Закрываешь глаза.

Закрываешь глаза… Открываешь.

Ты лежишь, укутавшись в одеяло. Мечты.

Гррр, проурчишь про себя. Затем, открыв лапкой дверь, просовываешь вперёд заспанную мордочку. Ты появляешься на крыльце, нехотя теряя тепло ночи. Раскрываешь крылья весеннему солнцу, лапками тянешься вверх, словно пытаясь обнять его, чтобы согреться. Вдруг чувствуешь, как по крылу начинает свой путь струйка воды. Поднимаешь глаза вверх и видишь, как второй поток капелек, стекающих с крыши, прорезает свой путь по твоему крылу вслед за первым. Поворачиваешься, чтобы поймать эти серебряные нити, и получаешь охапкой рыхлого, талого снега всё с той же крыши, поскольку, повернувшись, сотряс крылом стену дома. Смотришь на капли воды, собирающиеся на расправленной лапке. Поднимаешь взгляд, которому предстаёт мир. Мир, оживающий вновь, после долгой зимы.

Закрываешь от тепла и солнца глаза и…

Закрываешь от тепла и солнца глаза и открываешь их вновь.

Перед тобой огонь. Огонь и треск полыхающих поленьев в печи. “Когда же кончится эта зима” – задаешь вопрос самому себе и вновь щуришься от тепла пламени.
Выходишь на улицу и направляешься к поленнице, чтоб принести дров. На обратном пути останавливаешься на пороге, поднимаешь взгляд, и крылья сами собой раскрываются. Так хочется согреть это оледеневшее солнце, чтоб оно наконец-то проснулось и, разбудив все своими лучами, дало вновь возможность всему миру ожить.
Складываешь свою ношу у порога и направляешься к небольшому кусту, что растёт неподалёку от дома. Идёшь еле-еле, проваливаясь в снег практически по колени. Добравшись, осматриваешь обледенелые ветки дерева. Они словно в алмазной оболочке. Словно разумная зима специально укрыла их самой прочной на свете защитой – алмазом, чтобы, когда станет тепло, достаточно тепло, куст смог сбросить с себя драгоценную защиту и ожить вновь, как это было уже не один год.
Чувствую что замерзаю и, попытавшись развернутся, проваливаюсь в снег по самые крылья, так что только мордочка торчит из него. Глупо – думаю про себя. Пытаюсь разрывать снег лапками, да не очень то получается, и я повисаю на крыльях. Но, замерзнув, я, наконец, выбираюсь на поверхность и как стрела, схватив по дороге пару поленьев, скрываюсь в доме, поближе к теплу и печи. Закинув в топку паления, смеюсь. Просто, глупо там получилось, в снегу. Глупо все-таки.
Подставляю расправленные крылья согревающему свету пламени и мысли все мои о тёплых днях. И, кажется, пригревшись, я засыпаю.

Слышу журчание реки, которое…

Слышу журчание реки и шелест опадающей листвы.

Осень. После обеда меня, быть может, тут пригрело и погрузило в мечтания и сон.

Приподнимаюсь, сбрасывая с себя золотое одеяло из опавшей листвы. Подхожу к воде и смотрю на свое качающееся отражение. Знакомая мордочка улыбается в ответ с поверхности заводи, но почему-то грустно.
В это время с дерева срывается ещё один лист и, исполняя свой последний танец, ложится на поверхности воды прямо мне на нос. Опустив передние лапки в воду, я вынимаю его, рассматриваю, собравшиеся в нём капельки, и сожалею, как мне кажется, о его смерти. А может и о том, что природа словно умирает к зиме и я с ней сейчас прощаюсь.
Ложусь и кладу этот лист себе на мордочку, втягивая его запах. Запах угасающих сил природы. Угасающих, не чтобы потом умереть, а чтоб возродиться весной. И хочется в это верить.
Вдыхаю глубже запах от листика, что лежит у меня на мордочке, и вспоминаю сон. Хотя, может быть, и не сон… Мне часто такое грезится. Не знаю даже почему.

Закрываю глаза, видя…

Закрываю глаза. Тяжёлый вздох.

Темнота… Снова свет. Снова темнота.

Мысли.

Я забыл… В грёзах я забыл главное.
Всё. Всё. Все, все, всё.
Всё это всего лишь мечты.

Крылья любви (Венок сонетов)

Венок сонетов- поэма из пятнадцати сонетов, последний из которых – магистральный, т.е. основной: каждая его строка представляет собой первую  строку всех предшествующих ему сонетов; каждый из сонетов начинается с   соответствующей строки магистрала и заканчивается следующей по счету  строкой магистрала.
Энциклопедическая справка.

Reding: Если быть честным, то сначала я написал несколько обычных сонетов, но обнаружив, что количество их растет, решил собрать в венок. 🙂

Крылья любви
(Венок сонетов)

I

Пылает в сердце яростный огонь,
В полете их – секрет непостижимый,
И каждый жест, и каждый взмах крылом
Наполнен грацией неуловимой.

Драконы – воплощенье красоты,
Волшебные и дивные созданья…
Мне скажут – это только лишь мечты,
Пустые эфемерные желанья,

Но, в серых буднях яркий свет спасая,
Я жизнь дракона в сердце сохраню,
Среди людей драконов узнавая –
По в их глазах горящему огню.

И будет мир прекрасней и светлей,
Пока живет дракон в душе людей.

II

Пока живет дракон в душе людей.
Они еще умеют верить в счастье,
Они еще способны стать добрей,
И пережить житейское ненастье.

И если нужно – отдадут себя,
Укрыв других от роковой угрозы
А после, над потерею скорбя,
Прольют дожди серебряные слезы.

Но пусть не плачут те, кто был спасен,
Забыв про все за бравурным трезвоном –
Путь только лишь запомнят, что дракон
Необязательно рождается драконом

В любом такой отыщется дракон –
Достаточно поверить в этот сон,

III

Достаточно поверить в этот сон –
В любовь и веру тех, кто нас полюбит.
Когда любовь двоих для них закон,
Он ради счастья соблюдаться будет.

В любви и вере кроется секрет,
Извечные загадки мирозданья –
Откуда вдруг во тьме берется свет,
И как родится истина в познанье.

И вера в суть дракона нас ведет
К единственному верному решенью –
Нас всех от одиночества спасет
Сердец и наших душ объединенье.

Ступай, ищи драконов средь людей –
И сразу станешь ты стократ сильней.

IV

И сразу станешь ты стократ сильней,
Когда любовь тебя наполнит силой,
Когда сумеешь сделать для своей
Любимой все, что бы ни попросила.

Лишь о драконах все мои мечты,
И ты мои мечтанья разделяешь,
Но ты моей не видишь красоты,
И ты моей любви не понимаешь.

Прекрасная и дивная дракона,
Ты в глубине души таишь снега,
А я – как и любой другой влюбленный –
Готов валяться у тебя в ногах.

Но, точно зная, что надежды нет –
Я не зову тебя встречать рассвет.

V

Я не зову тебя встречать рассвет
Среди высоких чистых облаков,
И не прошу тебя мне дать ответ –
Я сам еще к ответу не готов.

Я не стремлюсь тобою завладеть,
И даже не могу мечтать об этом,
Я только лишь хочу тебя воспеть
Всем сердцем и умением поэта.

Еще живет в душе моей дракон,
Еще живет – и беззаветно любит –
Любви его безжалостный огонь
Меня, быть может, вскорости погубит.

Пусть я хочу твоим драконом быть –
Мне сердца твоего не покорить.

VI

Мне сердца твоего не покорить.
Пусть мимо пролетят века, как годы,
Тебя мне никогда не позабыть,
Не вырваться из плена на свободу.

Ты не поверишь в вечную любовь
И бескорыстье глупого дракона,
С тревогой ожидая вновь и вновь
Известья об ошибке Купидона.

И мне тебя понять немудрено,
Я тоже ошибался – и жестоко,
Но больно видеть мне, что и со мной –
Ты так невероятно одинока.

Пусть у тебя ко мне доверья нет –
Я лишь прошу тебя поверить в свет.

VII

Я лишь прошу тебя поверить в свет,
Который могут приносить драконы,
И в том, что оставляет вечный след
Поступок добрый, нами совершенный.

И если ты добро несешь другим –
Без принужденья, ненависти, мести –
Наверняка рассеется как дым
Все зло с его свершающими вместе.

И миру в дар из сердца глубины
Преподнесешь любовь свою и веру
И пред лицом начавшейся весны,
Забудешь злую зиму, как химеру.

Поверь в свое умение любить,
Поверь, что ты драконом можешь быть.

VIII
Поверь, что ты драконом можешь быть,
Уверуй, ни на миг не усомнившись –
Без этого ты не сумеешь жить,
От горя и тоски освободившись.

И лишь поняв, что ты уже дракон –
Иди освобождать чужие души,
Так злобы и насилья Вавилон
С тобой вдвоем сумеем мы разрушить.

Мы небеса сумеем покорить –
Нас ввысь уносят сладостные грезы,
Мы будем в бесконечном счастье жить,
Забыв печали прежние и грозы.

Пусть внешне нам драконами не стать –
Поверь в свое умение летать.

IX
Поверь в свое умение летать.
Освободи свой разум от оков.
Ведь лишь в полете можем мы познать,
В чем вымысел и правда наших снов.

И страсть полета, сладостную дрожь,
Поймешь, как и любой дракон на свете,
Когда однажды крыльями взмахнешь,
Поймав в бескрайнем синем небе ветер.

И снова поднимаясь в синеву,
Про сумрачную землю забывая,
Я чувствую, что лишь тогда живу,
Когда драконом в небесах летаю.

Под облака восторженно взлети,
Ревущий ветер в крыльях ощути.

X

Ревущий ветер в крыльях ощути,
Себя не помня, в высоте несись –
Ты за возможность крылья обрести,
Готов отдать всю остальную жизнь.

Но быть драконом – непосильный труд.
Лишь знание, что ты не одинок,
Спасает нашей силы изумруд
И нашей хрупкой красоты цветок.

Дракон всегда прекрасен и велик,
И этот образ в сердце сохраняя,
Мы жизнь всю – и каждый ее миг –
В себе дракона жизнью утверждаем.

И если лучше ты захочешь стать –
В себе дракона нужно увидать.

XI

В себе дракона нужно увидать,
И подарить тому, кого ты любишь –
И все на свете за любовь отдать,
Захочешь ты, когда драконом будешь.

В любви реальность места не найдет,
Изогнанная сладкими мечтами,
Но в сон любовь сама к тебе придет,
Осыпав мир души своей цветами.

И ты в ответ цветы своей души
Подаришь в ослепительном забвеньи,
В пути к любви мечтая даже жизнь,
Отдать за счастья несколько мгновений.

И это счастье в дар преподнести,
Найдя любовь свою в конце пути

XII
Найдя любовь свою в конце пути,
Не потеряй ее в пути обратном,
Ты можешь ее больше не найти,
Забыв о ней навек и безвозвратно.

Судьба ведь не предопределена –
Построй ее из собственных мечтаний,
Пускай всегда меняется она
В зависимости от твоих желаний.

Почувствуй силу изменять судьбу
И вновь пойми, что значит – быть драконом,
На мелких неприятностей гурьбу
Напрасных не растрачивая стонов.

Твоя судьба как океан безбрежна –
Пускай в душе всегда живет надежда.

XIII
Пускай в душе всегда живет надежда,
Что ты рожден, чтобы драконом быть,
И никакой безжалостный невежда,
Насмешками ее не истребит.

Ты будешь мир собою изменять,
Ты будешь создавать миры мечтами,
И в долгих снах по воздуху летать,
Взрезая небо дивными крылами

Посмейся над насмешками толпы,
Но только не выказывай презренья –
Не забывай, что ты в конце тропы,
И должен остальным нести прозренье.

И как закон запомни неизбежный,
Что станет мир прекраснее, чем прежде.

XIV
Что станет мир прекраснее, чем прежде,
Попробуй раз и навсегда понять,
Представь себе, что этот мир – одежда,
Которую ты можешь поменять.

Твоя судьба – сплетенье судеб мира,
А в каждом шаге – мирозданья суть,
И лишь поэта золотая лира
Тебе укажет в жизни верный путь.

Ты в этих строках обретаешь знанье,
Что делать и зачем ты был рожден –
Ведь не спроста приходит пониманье,
Что ты не только человек, но и дракон…

И о полете не забыть тот дивный сон –
Пылает в сердце яростный огонь,

XV
(Магистрал)

Пылает в сердце яростный огонь,
Пока живет дракон в душе людей.
Достаточно поверить в этот сон –
И сразу станешь ты стократ сильней.

Я не зову тебя встречать рассвет,
Мне сердца твоего не покорить –
Я лишь прошу тебя поверить в свет,
Поверь, что ты драконом можешь быть.

Поверь в свое умение летать
Ревущий ветер в крыльях ощути
В себе дракона нужно увидать,
Найдя любовь свою в конце пути.

Пускай в душе всегда живет надежда,
Что станет мир прекраснее, чем прежде.