Сны о драконах. Путешествие

Они договорились встретиться на опушке леса, что недалеко от его края. Дракона ждала его, прохаживаясь и думая о чем-то личном, временами выпуская коготки или лапой отодвигая ветки, встречающийся ей на пути. Она ходила не из стороны в сторону, а словно пыталась описывать какую-то фигуру на земле из разбросанных веток и помятой травы. Она сама не замечала то, что она делает и была вся в себе. Вечерело и близилось время встречи. Дракон, приземлившись у края леса и даже не думая останавливаться со скоростью полёта метнулся в между деревьев, и с шумом проламываемых веток, прижимая крылья к себе и пробивая мордочкой заросли подлеска, метнулся вглубь чащи. Пробираясь через чащу и ощущая, что до поляны, где договаривались встретиться, осталось немного, он замедляется и уже тихо бредёт по чаще, прислушиваясь к шумящему от ветра лесу и бьющемуся в груди сердцу, пытаясь успокоиться. Он порицает себя за то, что не нашёл тропинку, а пошёл напрямую. По тропинке можно бы было быстрее дойти, думал он выпутывая с каждым шагом лапы из веток и ощущая мокрую землю под лапами. Вдали показался просвет и было различимо, что там прогуливается та дракона, для встречи с которой он прилетел. Останавливая себя мысленно, он поспешил к ней, уже не замечая, что пошёл через какое-то болотце и весь измазался. Выйдя на полянку и стараясь не напугать своим видом дракону, он улыбнулся. К его удивлению, дракона была очень рада его встретить даже в таком виде. Она подошла к нему, но не рискнула коснуться его, а молча повела головой, указывая в глубь леса на тропинку, по которой она планировала отправиться. Крылатая осторожно развернулась и, как бы невзначай, задела хвостом грязные лапки дракона. Он взглянул на лапки, где коснулся её хвост. Лапы все были обмотаны травой и измазаны грязью. Ему стало немного стыдно за свой вид. Но увидев, что Крылатая уходит он не мешкая отправился за ней. Так они шли через тёмный лес, чувствуя, что там вверху начинает вечереть, но им не было страшно. Они были вдвоём. Порой кто-то из них останавливался и показывал взглядом на чудное дерево или на красиво пробивающийся сквозь ветви свет, или на лесного жителя. Казалось, что они просто ищут впечатлений, но вся та нежность во взгляде и плавность движений говорила, что им интересно с друг другом, что они хотят показать друг другу, что ни могут увидеть в простом лесу. Доходя до мест, где можно было выбрать путь, они не сговариваясь шли дальше вглубь леса. Идти приходилось по узкой тропе друг за другом, и порой идущий впереди останавливался, приоткрыв одно крыло и подавшись на пол шага назад, заставлял сердце другого трепетать от непонимания, что произошло, но постояв так некоторое время оба снова шли вперёд. Им было приятно так играть с друг другом, давая почувствовать всю ценность моментов, проведённых вместе. Так они прошли лес, выйдя в поле. Солнце зашло и светила луна. Оба дракона словно вздохнули, осознавая, что они сделали это. Они вместе прошли тот лес, который сейчас смотрелся позади темным и страшным. И вот они уже бегут по полю крылом к крылу, вдаль от леса, уходя всё дальше вверх по холму. На вершите холма они осмотрелись, понимая, что здесь они в безопасности. Вокруг них раскинулось поле, покрытое фиолетовыми цветами, которые в свете серебряной полной луны мерцали, даря романтическую атмосферу. С холма можно было увидеть, как на соседнем склоне в ночи распустились красные цветы, которые блестели маленькими звёздочками на земле, словно отражая звёздное небо, раскинувшее своё крыло над двумя драконами. Они оба стояли с смотрели на завораживающий дух пейзаж. Внутри каждого из них, что-то металось, пытаясь вырваться наружу, и они, не сговариваясь, в полуобороте коснулись мордочками друг друга. В этот момент их тела обдало теплом, словно тёплый ветер поднял их над землёй и кружил в танце. На самом деле всё кружилось в головах драконов, когда они коснулись друг друга. Крылатой уже не было дела до того, что дракон всё ещё был измазан в грязи, а дракон уже не боялся прикоснутся в таком виде к крылатой. Не будем их беспокоить и оставим здесь одних. Им приятно вдвоём. Солнце начало озарять небосвод, плавно задувая одну за другой звёзды. Драконы провели всю ночь на холме и сейчас торопились в полёт, пока светило не нагрело землю. Они поднялись в воздух и, оставляя под левым крылом рассвет, направились вдаль. Поля под ними закончились превратившись в песчаник. Впереди с высоты полёта они увидели ров посреди равнины, который пресекался точно с таким же по длине рвом. Они приземлились на один из холмов, по краям рва поближе к друг другу и долго рассматривали местность. Казалось, что кто-то большой своей лапой прорыл этот ров. Драконы были удивлены своей находкой и долго переглядывались, прежде чем оба решили скатиться по песку в сам ров, который был в много их ростов, чтобы внизу осмотреться. Они долго ходили по нему, не расходясь очень далеко, а если и уходили, то быстро подбегали к другому дракону, делая вид, что всего лишь хотят посмотреть нашёл ли кто чего интересного. Так и не найдя ничего, измучанные жарой, от вставшего солнца, они распахнули крылья и помогая взмахами, взобрались на край рва. Ещё раз осмотрев с края ров, они поднялись и полетели дальше. Пески под ними закончились, и они решили приземлиться на склоне, что порос кустарником и небольшими деревьями, ветви которых клонились к небольшой речке, протекавшей в ложбине у основания склона. Здесь солнце пекло не так сильно и можно было напиться и отдохнуть. Всё-таки быть вместе и путешествовать вместе очень приятно, несмотря на все трудности. Это возможность показать себя и увидеть, что можете вы с другим драконом вместе пройти. Вместе не так страшно. Вместе так приятно. Об этих и других вещах думали драконы, пока пили из реки. Дракон ступил в воду, смотря ка отлипающие от лап комки грязи и траву. Речка была не глубокая, и он просто опустился насколько смог в неё, чувствуя, как лапки омывает водой и как они погружаются в песок речного дна. Обмыв лапки и живот, он упал на бок, а потом и вовсе перекувырнулся через крылья, омывая спину. Смотрелось это очень смешно, особенно когда дракона, наблюдавшая с берега за этим, не выдержав, резко рванулась к нем и прижала его к песочному дну спиной. Он же послушно лежал и смотрел не неё вверх. В его взгляде не было ни испуга, ни удивления, а в её глазах была какая-то гордость за то, что она смогла пусть и так побороть дракона. Вместе они выбрались из реки и разлеглись на берегу, где прохлада от воды давала возможность отдохнуть в этот жаркий день.

Агро. Комикс Sunspeak

Комикс Агро повествует о юном черном драконе Агро. Дело в том, что это юный дракон умеет превращаться в тень, что уникально среди обычных драконов, которые владеют тремя стихиями – огонь, лёд и молния. Sunspeak повествует в комиксе о жизни и приключениях сорванца дракона-тени, которого не могут перевоспитать ни ни глава города драконов, ни те, кто пытаются стать для него погибшими родителями. Только то, что живёт в самом нём, то, что свет и, конечно тьма, в смогут помочь стать Агро настоящим драконом. А им предстоит пройти вместе немалый путь.

Комикс Агро была нарисован Sunspeak так же известным как Alex. Его официальная страница на deviantart http://sanspeak.deviantart.com/gallery/

Здесь я опубликовал все страницы этого комикса.

Затмение

Рассказ Аметиста Аррстара.

Этой ночью у меня не получалось заснуть, было жутко не удобно и я ворочался почти всю ночь. Даже странно, но сон совсем вылетел из головы. Луна сегодня светила необычайно ярко и заглядывая в мое окно, очень хорошо освещала всю мою комнату. Я лежал на спине и отдыхал, разглядывая потолок и иногда обводил взглядом свою комнату. Люблю летнюю ночь. В это время суток не так жарко как днем, даже прохладно и главное тихо. Лишь изредка звук проезжающего автомобиля прерывал эти блаженные мгновения.

Ночью я почему-то чувствую себя лучше, всегда так было. Будь-то наступает время магии и чудес, меня переполняет энергия, и я даже чувствую её вокруг, поднимается настроение. Особенно хорошо ночью клеятся мысли, и идет творчество. Кажется, что я могу сделать все: Заглянуть за грань мечты, создать огненный шар в руке или полететь к звездам. Люблю смотреть на звезды. Иногда, просто выхожу на балкон или на улице и они, будто ловят мой взгляд и приковывают к себе. Такие загадочные и так далеко. Они светят, светят для нас, для всех не жалея его ни капли. Они как мы, похожи на нас. Их очень много, бесконечное количество мерцающих частичек света в бездонной пропасти неба. Но они почти всегда одни, каждая из них на расстоянии миллионов световых лет и они не могут достичь друг друга. Но они продолжают светить, дарить свое тепло не жалея себя. Потому что она знают, что оно кому-то пригодится, поможет, что кому-то будет хорошо. И даже после их смерти этот свет будет еще идти, и идти дальше… И они знают что на самом деле они не одни, их много и они светят все вместе.

Я просто лежал и думал об этом, смотрел в окно. Хоть там, напротив, было видно лишь другой дом, мне это нравилось, завораживало. Просто то, как все выглядит ночью, как освещается лунным светом или же просто обретает различные оттенки от уличного освещения. И кругом лишь тишина. Быть может, вся эта магия ночи создается грезами людей? Тех, что сейчас спят? Когда они уже не думаю о разных заботах, их ничего не волнует, они просто отдыхают и осмысливают прожитый день. Видят чистые и светлые сны, свои мечты. Это все и создает огромное количество положительной энергии которая бьет фонтаном наружу, в этот мир… И её можно ощутить. Я вздохнул и тряхнул головой. Что за бред я несу? Так не бывает… В этом мире не может быть ничего необычного. Никогда не было и не будет, так он устроен. Но мне хочется верить…
Я встал с кровати и, протерев лицо руками, подошел к окну, взглянул на небо. Какая большая и яркая сегодня луна. Удивительно, никогда не видел такой красоты. Нет, она была не в половину неба, но много больше чем обычно. Этот серебряный диск просто завораживал своим невероятно ярким свечением. Какая необычная ночь, на улице как днем. В окно ворвался слабый прохладный ветерок, принося с собой разные запахи и свежесть. Я прикрыл глаза от наслаждения и вдохнул полной грудью. Как же все-таки приятно, даже улыбка сама по себе проступила на моем лице. Тишина и спокойствие, наедине со звездами, в такие моменты будто становишься другим, более радостным и наполненным жизненных сил. Я вновь пробежал взглядом по краю крыши соседнего дома и ночному небу. Око луны все так же беззаботно висело там, сопровождая мою бессонницу. Сегодня же затмение, видимо по этому не получается заснуть. Хотя бы погляжу на это явление, подожду немного. Я все так же стоял у окна, разглядывая все, что находится за ним, даже выглядит как-то по-особенному.

Через примерно полминуты где-то над нашим домом что-то вспыхнуло. Яркий свет набросился на стену соседнего дома, осветив два последних его этажа на несколько мгновений ярче, чем днем. Я застыл в шоке, что может так ярко светить? Что-то взорвалось? Но ведь на крыше абсолютно нечему взрываться… И так долго светит. Свет не угасал несколько секунд, и я услышал, как кто-то ходит по крыше. На соседнем доме образовалась тень, силуэт хорошо знакомого мне существа – дракона. Я видел полу расправленные крылья, форму его длинного тела, хвост, рога. Тень двигалась так, будто он проходил по самому краю крыши, а затем свет угас, но все еще некоторое время слышались шаги, и, кажется, звук удара когтей о бетон.
Немного придя в себя, я тут же выглянул в окно и замер, осматривая край крыши. Ни света, ни звука больше не было. Я ждал, но ничего не произошло. В соседнем доме никто не проснулся, не выглянул в окно и даже не включили свет, странно. Я отошел от окна и сел на диван, еще приходя в себя и размышляя о случившемся. Неужели я видел дракона? Я очень любил их, мечтал о них об этих жителях неба. Прекрасные существа из мечты, которые многие бы желали увидеть в реальности. И не только увидеть, наверное, даже уйти в их мир. Гордые и мудрые существа. Но в последнее время я начал терять свою мечту и сомневаться. Но того что только что было, не может быть! Галлюцинация от недосыпания? Хотя я даже суток не провел без сна. Может быть, фантазия разыгралась? Или я отключился на мгновение? Такое раньше бывало. Лежишь себе на диване, закрываешь глаза и постепенно начинаешь создавать свой мир грез. Вплоть до того что вскоре его увидишь, очутишься там и любое движение в таком сне точно так же совершишь в реальности. Помню мне, так приснился какой-то кошмар и я, защищаясь от монстра, ударил кулаком в стену, от чего и проснулся. Но сейчас все было как вживую, видно, слышно, ощутимо.

Бред. Я встряхнул головой, пытаясь выкинуть мысль о случившемся из головы. Подумаю об этом потом. Я встал с дивана и… И вдруг услышал как кто-то поет! Красивый низкий голос проникал в окно, лаская слух на непонятном мне языке. Я вслушался. Казалось эту песню не только слышно и ее можно даже ощутить! Она словно проникала всюду в моей комнате, сквозь все предметы – стол, кровать, диван, дрожащее стекло и даже сквозь меня. Я ощущал в себе разные вибрации и ощущения, приятные и грустные. Мне даже почудилось, что еще мгновение, и я смогу понять, о чем в ней поется, без перевода незнакомых мне слов. Она была прекрасная, касалась самой души. Не думал что такое возможно. Одно было ясно – звук идет с крыши. Я не смог сдержатся и, оторвавшись от прекрасной песни, быстро собрался и вышел в подъезд. Тут песнь казалась еще более мелодичной и завораживающей, эхом проносилась она по всему помещению и становилась какой-то… Более волшебной… Я не могу описать это словами, но мне было хорошо, она успокаивала. Я быстро поднялся на девятый этаж. Благо это всего один пролет и оказался перед металлической лестницей, она вела на крышу. Дверь туда была приоткрыта, и через щель валил тусклый свет с улицы. Она всегда была заперта, а теперь… Я медленно поднял по лестнице и остановился. Я смотрел несколько секунд на дверь и думал, что же я за ней увижу, стоит ли идти туда. Но зачем гадать? Лучше просто посмотреть и тогда все станет ясно. Я легонько дернул за ручку двери и вышел на крышу.

То, что я увидел, потрясло мое воображение, это было именно то, чего не может быть, то о чем я размышлял в комнате. На крыше, почти у самого края лежал красивый золотой дракон, чуть распустив крылья, он смотрел на меня, повиливая кончиком гладкого хвоста. За ним расстилалось ночное небо, мерцая мириадами огоньков, будто мы находится где-то в космосе, на млечном пути. Дракон был небольшой, наверное, метра три высоту и четыре пять в длину. Бледно золотые чуть волнистые рога украшали его красивую голову, а чешуя расходилась по всему телу словно кольчужная мелкая броня. Глаза его светились янтарем и довольно красиво неплохо смотрелись с вытянутым, ромбовидным зрачком. Рядом с ним горел небольшой костер, отражаясь от всех его чешуек так, будто сотни огоньков гуляет по нему, пуская зайчики на бетонную крышу. Взгляд его был добрым и мудрым. Наверное, я должен был, в тот момент находится в полном шоке, но мной овладевало лишь спокойствие. Может быть песня помогла? Я этого не знаю, но отношение было такое, будто я каждый день вижу драконов. Я был зачарован его красотой, красотой своей мечты во плоти.
— Я ждал тебя. Подойди, не бойся, я друг. — Произнес дракон красивым низким голосом. По всей видимости, самец.
— Ждал меня? То есть песня и эта вспышка, были для привлечения внимания?
— Именно. — Дракон оскалился в довольной улыбке.
— Кто ты? — Недоверчиво спросил я. Хотя всем телом и душой не ощущал угрозы, даже наоборот я верил ему как никому. Хотелось просто броситься сломя голову к нему на грудь и прижаться. Но я себя сдерживал, казалось, это было бы не совсем вежливо.
— Дракон.
— Но этого не может быть!
— В этом мире бывает все. — Спокойно ответил дракон.

Я подошел ближе и встал напротив, разглядывая его всего, грудь, костистые лапки, крылья. Они были столь прекрасны вблизи. И не смотря на его хищный вид, я видел в нем лишь друга и, кажется, он видел это же во мне. Но все же в такое мой разум отказывался верить. Так не бывает, я задал очевидный вопрос..
— Ты настоящий?
— Ровно настолько, сколько веришь в это ты.
— Значит, нет. — Грустно ответил я. Дракон лишь молча, прикрыл глаза и немного опустил морду.
Я сплю? Но я, ощущая все, и боль и прохладу ночного ветерка. Это не сон, галлюцинация?
— Наверное, это из-за затмения? Скорее всего, я просто сошел с ума?

Дракон открыл глаза и, взглянув на меня, чуть склонил голову на бок.
— Почему ты так решил?
— Я де вижу то, чего нет, чего не может быть. Я вижу тебя!
— Интересно. Разве это плохо? — Дракон вновь оскалился в улыбке.
— Что? — Слегка удивился я.
— А почему ты не пришел к выводу, что это просто еще один способ познания? Ты же можешь говорить со мной, спросить меня, обсудить что-либо. Ведь в любом случае галлюцинации, как вы их называете, идут изнутри. Можно сказать, что я это часть тебя. Я это ты.
— А ведь верно… — Тихо сказал я, задумавшись. Познать себя через себя же? Спросить себя? И получить ответы изнутри? Почему золотой дракон? Я где-то читал, что золотые – были самыми мудрыми. Наверное, по этому. Но я сам и подумать не мог о таком… Многогранность мышления? А если она и есть? Значит, она есть и у меня?
— Можно тебя потрогать? — Неожиданно выпалил я.

Дракон посмотрел на меня со всей своей добротой, вильнул кончиком хвоста и приподнял одно крыло. Без слов было ясно, что он ответит.
— Да. Но ты почувствуешь лишь то, как представляешь себе это сам.
Я подошел и неуверенно коснулся кончиками пальцев чешуи на шее дракона и провел вниз, повторяя узор чешуи. Он был теплый, даже слегка горячий, а сами чешуйки были очень гладкими и “скользкими”, очень приятное ощущение. Я чувствовал, как напрягаются, а затем расслабляются мышцы дракон под моей рукой. Видимо он не больно-то привык, чтобы его гладили.

Я сел рядом с драконом, и он осторожно обнял меня крылом. Оно было такое теплое и мягкое. Я коснулся рукой внутренней перепонки, она показалась мне очень бархатистой и непрочной, но была гладкой. Иногда даже чувствовались прожилки. Улыбнувшись, я прижался к дракону, опустив голову на чешую и вбирая в себе все его тепло. Появилось странное ощущение, будто обрел давно потерянного друга, и частично заполнилась пустота души. Несмотря на жаркую летнюю погоду, мне совсем не хотелось уходить. Я желал лишь греться и греться его огнем до бесконечности, быть рядом. Дракон лежал рядом и долго смотрел вдаль, куда-то на горизонт, словно не существовало перед ним ни людских домов, ни линий электропередач, ни машин, ни людей. Казалось, он смотрит сквозь все, стирая все грани и создавая какой-то свой мир, вспоминая что-то.
Неожиданно он повернул треугольную морду ко мне и заглянул в мои глаза. Такой добрый и красивый, теплый взгляд, правда, он показался мне немного грустным. Его янтарные глаза, словно жидкое золото и черный зрачок захватывали дух, дарили тепло, источали доброту. Казалось, что он видит меня насквозь, что увидел во мне все, всего меня, весь внутренний мир. Ведь глаза — зеркало души. И мне даже вдруг показалось, что в его взгляде я увидел как отражается свет чуть дрожащими бликами и даже отражение звезд в них… Всего несколько звезд, будто в этом драконе живет целый мир, другой, прекрасный, чистый, отличный от нашего.

Каждый из нас есть маленькая вселенная. Каждый человек есть история, не похожая ни на какую другую. Я понимал без слов, что ему скоро нужно будет уйти. У него своя судьба. Дракон мягко улыбнулся. Луна уже начала скрываться в тени.
— Почему ты сомневаешься в себе? — Наконец приятный голос дракона прервал тишину ночи.
Я опустил голову и задумчиво посмотрел за золотую когтистую лапу дракона.
— Не знаю. Просто… Нет никаких доказательств, ничего нет. В этом мире ничего не может произойти… Иного.
— Думаешь? Сомнения преследуют всегда, в любой ситуации, вводят в смятение, разрушают. Ненужно поддаваться им. Сомнениями ты выстраиваешь вокруг себя стены, что не дают расправить крылья, загоняешь себя в ловушку. Подобно тому, как упасть в колодец. Из него видно небо, но ты не можешь, ни дотянуться до него, ни выбраться, вокруг лишь стены.
— Что же мне делать?
— Мы сами выбираем, какими мы будем. Мы сами создаем себя на протяжении жизни и строим мир вокруг себя. Прислушайся к сердцу, к душе. Ты избрал свой путь, и ты в силах пройти его. Верь в себя. Вера и знания помогут тебе разрушить стены, которые не дают подняться в небо. Но помни, что во всем нужно знать меру.
— Мне часто грустно… — Я продолжал смотреть на лапу дракона, разглядывая переливающиеся блики на его чешуе, повторяющие каждый изгиб, завораживая взгляд.
— От чего же? — Поинтересовался дракон, продолжая смотреть на меня
— Я и сам думаю об этом. Может быть от этого мира, не той жизни, одиночества.
— Жизнь людей слишком коротка, чтобы размениваться на грусть.
— Я знаю, но…
— Чего ты этим добьешься? — Прервал меня дракон.
— Ничего…
— Именно! Грусть иссушит тебя, как губка, впитывая все твои жизненные силы. Замечал ли ты как меняется все вокруг, когда тебе грустно? Как тебе плохо? Когда избираешь свой путь, будь готов бороться с самой судьбой. Ты можешь пройти его! У тебя есть друзья, будет и остальное. Они помогут тебе. Многое зависит от восприятия, как ты смотришь на стакан, наполовину заполненный водой. И что он тебе может дать? Не смотри на вещи как на что-то привычное, даже если видишь их постоянно. И каждый день будет для тебя ярче. Так или иначе, ты научишься ощущать мир вокруг и расправишь крылья. Каждое существо это история не похожая ни на какую другую.
— Крылья… Как получить крылья? — Я заглянул в глаза дракона, он несколько секунд смотрел на меня, затем вздохнул и вновь посмотрел куда-то вдаль.
— Нет.
На мгновение мне стало больно от столь резкого отрицательного ответа, по телу пробежала жуткая дрожь. А ожидал его, но не думал, что отреагирую так. Наверное, где-то в глубине души я надеялся на одно единственное да.
— Как? Почему? Все мои мечты напрасны? Вся моя вера… в драконов?
— Нет.
— Так что же? — Возмущенно спросил я. Дракон вздохнул
—Ты не понимаешь. Они уже есть у тебя, у всех. Ты просто не можешь их расправить. Кто-то забывает о них, кто-то замечает, а иногда и отрывают сами себе… Помни, что они есть, иди вперед несмотря ни на что. Каждый птенец когда-то учится летать.
Я, молча, смотрел на дракона, прижимаясь к его теплому боку, слегка удивленный и радостный где-то глубоко в душе. От разговора мне стало легче. Луну почти затянуло тенью. На улице стало темно и огни освещающие город показались мне еще ярче и прекрасней. Со стороны город начал казаться чем-то сказочным, раскрашиваться в желтый солнечный свет, а где-то, из-за ламп, уходил в синеву. Огни как маленькие звезды, спустившиеся с неба на землю, светили все, иногда пульсируя от перепадов напряжения. Я встал и подошел к краю крыши, разглядывая столь прекрасное зрелище. Это надо было видеть. Мне на миг показалось, что мой взгляд на жизнь изменился и даже ветер стал приятнее. Я ощущал все вокруг каждой клеточкой своего тела, а сзади лежал золотой дракон, моя мечта, все ярче сияя в бликах городских огней. Луна полностью уползла в тень, я знал, что дракону пора уходить и решил взглянуть на его еще раз. Но время будто замедлило ход. Я медленно разворачивался к дракону, не понимая, что происходит.
— Не подходи к краю… — Донесся до меня голос крылатого, в нем чувствовалось волнение, но было уже поздно. Ровно в тот момент как луна полностью скрылась, в голову что-то глухо ударило и меня подкосило. Я споткнулся о край крыши и, теряя сознание, упал вниз. Этажи дома медленно ползли вверх, а сила гравитации неумолимо тащила вниз. Страх одолевал меня, что может быть хуже приближения смерти? Лишь медленное её ожидание. Это было не просто страшно, а жутко. Я видел все, медленно пролетающие мимо меня окна, попутно считал этажи… 9й… 8й… 7й… Мимо меня пролетел камень с крыши, и я видел как дракон бросился за мной. Но он не сможет меня спасти, дракон лишь галлюцинация. Неужели это всего лишь маленькая радость выдуманная подсознанием перед смертью? Может быть, я сорвался с крыши и за момент падения пережил это все. Падение продолжалось. Разум медленно отключался, я подумал, что хоть не увижу и ничего не почувствую когда упаду. Дракон стремился ко мне, а я от него и вдруг наступила тьма…
Прошла уже неделя, доктор говорит, что нога быстро заживет. Они, как и я, до сих пор бьются над загадкой возникновения следов от когтей. Не знаю было ли все это реально, спас ли меня тот дракон или просто мой разум сам выдумал это увечье от слишком сильных впечатлений. Но я иду на поправку, эта встреча заставила меня о многом поразмыслить. Жизнь слегка наладилась, и я перестал сомневаться в себе. Я был на волоске от смерти, я прочувствовал все. Так какая разница? Я понял, что хочу жить, и что могу изменить себя к лучшему. И мир мне ответит. В будущем меня ждет нечто лучшее. Мне кажется, что мы еще увидимся, не здесь, потом, но увидимся. Я в это верю, и теперь часто сижу на крыше, смотрю на звезды, на город, вспоминаю нашу встречу. Вижу перед глазами его улыбку и теплый взгляд, до сих пор ощущаю его чешую на ладонях. В нем было что очень родное и знакомое, столько добра и тепла.
— Спасибо тебе, друг. — Сказал я про себя, ожидая на крыше чего-то. Быть может, увидимся здесь еще раз..

Дорога домой

Просто маленькое приключение маленького дракона, написанное Reding’ом

Самая увлекательная игра – это, конечно, догоняшки. В небе же они увлекательны вдвойне. Открывается уйма новых возможностей, которые человеку, увы, недоступны: ты можешь внезапно ухнуть вниз, когда тебя почти уже догнали, ты можешь, резко остановившись, пропустить догоняющего под собой – а играя на земле, попробуй-ка его перепрыгнуть? Да и пространства для маневров в небе неизмеримо больше. Проще говоря, нет ничего удивительного в том, что маленькие дракончики в этот теплый летний вечер играли в догоняшки.
Пока с большим отрывом выигрывал Вихрь, поймать которого не удавалось еще никому. Но он был самым старшим, а значит, самым сильным, так что никого его победы не удивляли. Зато он знал кучу интересных историй и тихих, спокойных игр – когда крылья начнут дрожать от усталости, можно сидеть на полянке и слушать сказки, старинные и не очень.

Но сейчас Вихрь водил, перед этим благородно поддавшись Флаю, и старательно гнал над рекой очередного убегающего – зеленого Ветра. Тот увлеченно петлял, все время норовя уйти в сторону, но в реке под ними отражались точно такие же маневры Вихря. Преследователь настигал – и зеленый дракончик решил устроить тот самый трюк, который трудно проделать, играя в двух измерениях. Он наклонился и резко понесся вниз. Но Вихрь успел раньше и, задев зеленое крыло, с громким всплеском ушел в темную глубину реки.
Ветер с трудом вышел из пике, слегка коснувшись воды животом, и развернулся с намерением тут же закогтить Вихря, выбирающегося на берег. Но преследователь благоразумно не показывался из-под воды. Потому незадачливому беглецу пришлось мчаться обратно, ловя остальных игроков, немедленно бросившихся врассыпную.

Хотя Вихрь был старше прочих лишь на два-три года, но в детстве разница в возрасте воспринимается очень остро. И, по сути такой же маленький, черный дракончик все равно оставался для других малышей большим и все умеющим. Потому только когда всех закогтили еще по разу, а вечер плавно перешел в сумерки, дракончики сообразили, что Вихрь не обсыхает на берегу. На песчаных отмелях не было ни единого следа, ведущего из реки – и стало ясно, что черный дракончик попросту исчез в темно-зеленой глубине.

Драконы растут быстро, и быстро набирают вес. Сами они это не всегда замечают – но в критических ситуациях снижение маневренности дает о себе знать. Так и произошло – в попытке вывернуться из пике, Вихрь выдернул крыло из сустава, шлепнулся в воду и врезался головой в дно, потеряв сознание. Ветер, пролетая над рекой, просто не заметил, как ниже по течению всплыло черное пятно и, кружась, поплыло дальше.

Вихрь пришел в себя от боли в крыле, волочащемуся по берегу. Над головой в редких просветах между туч горели звезды, где-то совсем рядом слышался шум ночного леса. Дракончик со стоном приподнялся и посмотрел вокруг. Течение вынесло его на отмель и теперь мягко подталкивало в бок, пытаясь утащить за собой. Врожденные инстинкты позаботились о дракончике – находясь без сознания, он не дышал, а значит – не мог захлебнуться. Но теперь у него кружилась голова и очень хотелось пить.

Напившись прямо из реки до тяжести в животе, Вихрь выбрался на берег и осторожно пощупал безжизненно повисшее крыло. Оно, как и следовало ожидать, ныло. О том, чтобы летать, не могло быть и речи – даже шевелить крылом было невыносимо больно. Вырезав с ближайшего дерева тонкую полоску коры, Вихрь привязал поплотнее крыло к туловищу, встал на четыре лапы и потихоньку побрел вверх по течению, пытаясь на ходу сообразить, как далеко его могло отнести от скал.

Вокруг уже стемнело окончательно. Сквозь редкие прорехи в кронах деревьев светили звезды, и это придавало ночному лесу странную и пугающую красоту. Ночное зрение и острые слух с обонянием, доставшиеся в наследство от хищных предков, помогали Вихрю выбирать удобную тропинку между деревьями и не терять при этом свою путеводную реку. Но местность оставалась все равно незнакомой, вокруг пахло хищниками – а временами из глубины леса доносился унылый волчий вой. К тому же дракончик не привык так долго ходить пешком – у него уже начинали болеть лапы. В конце концов стало ясно, что от ночевки в лесу не отвертеться.

Приняв решение о ночевке, Вихрь хлопнул себя по лбу – только в переносном смысле, потому что голова у него до сих пор болела – и принялся стаскивать хворост для костра на не закрытой кронами деревьев полянке. Скорее всего, его уже искали – и благоразумнее было разжечь костер сразу на берегу, не утомляя лапы получасовым переходом. Но удар головой – это всегда удар головой, так что дракончику оставалось только ругать себя за проявленную несообразительность и надеяться, что поисковая группа еще не пролетала над этим местом.

Когда куча дров в рост Вихря была готова, он старательно окопал ее широкой канавкой земли, присел перед будущим костром и принялся потихоньку прогревать сырой хворост, дыша на него огнем. Через несколько минут костер занялся, а довольный Вихрь разлегся перед ним, размышляя о том, скоро ли его найдут.
Долго лежать не пришлось, потому что совсем рядом в кустах послышался шорох. Кто-то пробирался сквозь ветки к огню. Вихрь испуганно подобрался и подвинулся так, чтобы огонь оказался между ним и шуршащими кустами.
Сначала из кустов осторожно выглянула лохматая голова и посмотрела на костер. Потом на полянку шагнул человек.

Вихрь видел не очень много людей, но догадался, что это был маленький человек – ребенок. Увидев дракона, ребенок открыл рот, но ни слова не произнес. Тогда Вихрь решил взять инициативу в свои лапы.

– Привет! – сказал он.

– З-здравствуйте, – с запинкой ответил человек. Потом подошел поближе и несмело произнес:
– Я… Вобщем, я немножко заблудился. Вы не скажете, в какой стороне наш поселок?

Вихрь пожал плечами, дернулся от боли в крыле, и просто помотал головой.

– Не знаю, – сказал он. – Я тут никогда не был.

Человек подошел еще ближе, просительно посмотрел на дракона.

– Извините… А вы не могли бы взлететь и посмотреть сверху? Он же где-то рядом… А то там, наверное, волнуются – ночь уже.. И волки…

Вихрь показал лапой себе за спину.

– Вот, крыло вывихнул, – сказал он. – Так что взлететь не могу… Ты подожди тут, волки к огню не подойдут. Сейчас меня найдут наши, они тебе скажут.

Человек вздохнул и сел прямо на траву. Вихрь положил голову на лапы и закрыл глаза, представляя свое местонахождение. “Если рядом поселок людей, значит меня отнесло вниз по течению километров на двадцать…” – подсчитывал он. – “Около часа без сознания – однако, это слишком. Нужно будет еще и к целителю сходить, посмотреть голову…” Недалеко в лесу снова провыл волк, ему ответил второй. Дракон с человеком вздрогнули и подвинулись поближе к костру.

– А разве драконы боятся волков? – с интересом спросил человек. Вихрь задумался.

– Большие драконы – нет… – сказал он наконец. – А у меня еще чешуя мягкая. Он меня может здорово покусать… Причем я еще и летать сейчас не могу, придется драться.

Потом еще немного подумал и добавил.

– А если их много, они могут меня съесть.

Человек почесал голову.

– Меня Алексом зовут, – сообщил он.

– А я – Вихрь, – представился дракончик.

– Вихрь, ты, получается, маленький еще?

– Угу, – буркнул Вихрь.

– А тебе сколько лет?

– Семнадцать.

– Ууу… – разочарованно протянул Алекс. – А мне только двенадцатый пошел.

– У нас же разная скорость взросления, – напомнил Вихрь.

– Умгум, – ответил Алекс. Разговор снова завял, и Вихрь продолжил размышления. “А если меня несло дольше часа?” – думал он. – “Сейчас ведь поздняя ночь… Кстати..”

– Алекс, а сколько сейчас времени?

– Не знаю, часов нет. Когда вышел – еще светло было. Думал до темноты вернусь – и вот, заблудился…

Он шмыгнул носом.

– А что это за поселок? Он первый на реке или выше по течению еще есть?

– Последний, то есть да, первый. Дальше – граница и земля драконов… А драконы – они скоро прилетят?

– Скоро, – ответил Вихрь, с тревогой глядя на небо. Там собирались тучи, окончательно скрывая редкие звезды. Темнота сгущалась.

– Дождик будет, – сказал Алекс, проследив взгляд дракона.

– Будет, – согласился Вихрь.

– А как ты крыло вывихнул? Упал?

– Угу, – буркнул Вихрь. – Не повезло немного…

Он помолчал, потом начал рассказывать – как он играл, как упал в воду, как очнулся на отмели. Алекс выслушал с интересом, потом завистливо вздохнул.

– Здорово… А я просто в лес пошел. Я здесь совсем недавно, но думал – запомню дорогу. Она вроде все время рядом была, а потом вдруг раз – и кругом только деревья… Так-то я в городе живу…

Костер прогорел уже наполовину, когда прогремел гром и с неба посыпались крупные дождевые капли. Это был настоящий ливень – и огонь медленно, но верно угасал, ведь для него была выбрана открытая полянка. Дракон пару раз дыхнул в костер под восхищенные взгляды Алекса, но вода оказалась сильнее огня.

– Драконы в грозу летают редко, – сказал Вихрь, мрачно глядя на угасающий костер. – Они меня, конечно, ищут, но… Скорее всего будут ждать конца ливня.

Он нахохлился и прислонился к дереву, наблюдая, как дымятся светло-серые головешки, а зола под ними превращается в жидкую грязь.

– Меня тоже ищут, – сказал Алекс. – Наверное, всех соседей уже собрали… С рациями, с фонариками… Может и сирену включат…

– Они тоже дождь пережидают где-нибудь под деревом, – фыркнул Вихрь.

– Может все-таки поищем поселок? – робко спросил Алекс. – Мы оттуда и к тебе позвоним, скажешь, что нашелся, они тоже волноваться не будут… Кстати, тебе ведь крыло могут вправить, у нас там есть один мужик, он в университете по драконам главный. Тоже в отпуск приехал.

– А где его искать-то, этот поселок? – поинтересовался Вихрь. – Сейчас даже запахи все смыло…

– От моста ведет дорога, но я не знал где этот мост искать – выше или ниже по течению… Не хотел уходить – а вдруг в другую сторону?

Дракон подобрался.

– Я пришел снизу и никакой дороги не встречал. Значит нам надо идти вверх.

Он отряхнулся и потопал в сторону реки. Человек, набросив на голову бесполезный тряпичный капюшон, поспешил за ним.

Река кипела от дождевых струй, берег выглядел скользким и опасным. Почти над самой головой гремели раскаты грома, темный лес освещали короткие вспышки молний. Вихрь быстро шагал впереди, выбирая дорогу, за ним бежал Алекс. Внезапно дракон замер, прижавшись к земле и тревожно втянул воздух.

– Волки, – коротко сказал он.

Алекс прижался спиной к дракону, достал из кармана складной нож. Вихрь покрутился, пытаясь поймать запах хищников, но все равно проворонил первый прыжок. Когда Алекс за его спиной коротко вскрикнул, дракон развернулся и встретил волка длинным языком пламени. Хищник пылающим шаром откатился в мокрые кусты, и тут на них бросились с разных сторон. Вихрь поймал первого волка на выдвинутые когти, накрыл человека здоровым крылом и принялся кружиться, выжигая все вокруг потоками огня. Через минуту все было кончено – опаленные волки с лающим визгом разбегались в стороны, поляна стала черной, на деревьях вокруг дымилась кора, листья свернулись и потемнели.

А дракон зацарапал землю лапами и принялся тонко скулить. Алекс выбрался из-под крыла, с тревогой погладил дракона по боку.

– Вихрь, они тебя покусали? Поцарапали? Покажи где, я перевяжу.

– У-у-у… – откликнулся Вихрь, кружась на месте. – Шупы-ы-ы…

– Зубы?!

– Фафкаиись.. Рррыыы… – из глаз дракона, смешиваясь с дождем, капали крупные слезы.

Алекс не знал, как лечить раскалившиеся зубы, потому просто еще раз погладил дракона по боку.

– Спасибо, – сказал он.- Ты меня спас.

– Ыгы, – печально согласился Вихрь, и, все так же рыча, двинулся вперед, решив, что зубы все равно болят, но лучше идти, чем топтаться на месте.

По счастью, боль прошла быстро, а беглое облизывание показало отсутствие трещин в зубах. Воспряв духом, дракончик попробовал дыхнуть пламенем, но огненного языка не получилось, только что-то вроде тусклой вспышки.

– Все, – мрачно сказал Вихрь. – И огонь кончился…

– Это навсегда? – ужаснулся Алекс.

– Нет, но до завтра точно ждать придется… – Вихрь фыркнул и еще раз облизал клыки.

– Сразу весь огонь никто не тратит, – добавил он. – Зубы успевают остывать, а точнее – не успевают нагреться. А тут вот как получилось…

– Ты молодец! – убежденно сказал Алекс. – Если бы не ты, они бы нас сожрали.

Вихрь шмыгнул носом.

– Я просто очень испугался… – тихо ответил он. Алекс промолчал, пряча лицо от хлестких струй дождя. Несколько минут они шли молча, то и дело проваливаясь в мягкий лесной грунт, к тому же размокший от воды. Но вдруг дракончик приподнял голову, принюхался и радостно зарычал:

– Мост!

Лес впереди поредел – и сразу стал виден массивный каменный мост, проложенный над рекой. Вихрь и Алекс выскочили на просеку и побежали по мосту на другой берег, где в редких вспышках молний над деревьями проглядывал темный силуэт телевышки с желтым прожектором на шпиле. Дорога, ведущая к поселку, превратилась в мутный грязный поток, идти было трудно, оба скользили по глине и то и дело плюхались в лужи. Но с самой верхушки башни сквозь пелену дождя улыбался желтый огонек, напоминая что дома их ждут, а значит – обязательно дождутся.

Драконья сказка

Маленькая драконья сказка о драконах и для них, написанная Reding’ом

 

Когда солнце зашло, дракончики стащили на полянку кучу хвороста и разожгли костер. Кто-нибудь из людей наверняка удивился бы – зачем костер огнедышащим драконам? Но ведь и им порой бывает приятно посидеть, глядя на огонь, разгоняющий ночную тьму…
К тому же вокруг этого костра сидели совсем маленькие дракончики, которым было интересно решительно все вокруг. И хотя с вершины скалы на них смотрели дозорные – все равно можно было представить себя на привале после дальнего перелета в какие-нибудь опасные места. Прочувствовав атмосферу, Флай толкнул товарища крылом и попросил:

– Расскажи историю.

На другой стороне костра отвлеклись от обсуждения техники вертикального взлета и выжидающе уставились на Вихря.

– Это было давным-давно… – негромко начал Вихрь и подбросил в костер несколько веточек, ожидая тишины. Дракончики подвинулись поближе, некоторое время толкались, перешептываясь, и, наконец, замолчали – слышалось только потрескивание костра и таинственные звуки вечернего леса.

– Так вот, давным-давно, в далеких скалах, до которых отсюда никому никогда не долететь, жил да был один дракон. Звали его Блеском, потому что чешуя у него была очень блестящая, и даже одной искорки света было достаточно, чтобы он заблестел, как капля росы на солнце.

Вроде бы здорово. Но Блеску это не нравилось – и если подумать, то вы согласитесь с ним. Кому понравится, если все знают, где ты, и видят, куда ты полетел?

Потому он редко летал за Гряду, а когда приходила его очередь отправляться на охоту, он мазал чешую озерным илом. От этого он становился грязным и все время чесался.

А кому понравится постоянно валяться в грязи?

– Ему надо было перекрасить чешую!

Вихрь укоризненно посмотрел через костер на маленького синего дракончика.

– Тогда еще не было краски для чешуи. И вообще, не перебивай…

Дракончик потупился, и Вихрь продолжил.

– Так вот, в конце-концов, Блеск улетел из родных скал, потому что характер у него стал злой и раздражительный, а он не хотел обижать своих друзей и родных. Он летал долго, пытаясь найти хотя бы одного такого же сияющего дракона. Но нигде его не находил.

И однажды, когда Блеск совсем разочаровался и хотел даже сложить крылья, он встретил одного старого-старого дракона. Старый дракон рассказал Блеску, что высоко-высоко в небе над краем земли, среди больших облаков есть волшебная пещера. А в пещере лежит волшебный камень, исполняющий желания. И строго-настрого наказал – никому не рассказывать о волшебном камне до тех пор, пока не станет таким же старым, как он. “В молодости мы пытаемся выполнить все свои желания”, – сказал он. – “Но только в старости обретаем мудрость, чтобы понять, какие желания стоит исполнять, а какие – нет”.

Блеск поблагодарил старого дракона и отправился на край света. Он летел без отдыха десять дней и десять ночей, поднимаясь все выше и выше, и наконец увидел волшебную пещеру, парящую среди облаков. “Чего ты хочешь?” – спросил его волшебный камень. Блеск ответил, что хочет вместо своей блестящей чешуи получить другую, например зеленую или черную, а заодно узнать, как вернуться домой. “Хорошо”, – сказал камень. И тут же с Блеска посыпались сверкающие чешуйки, а луч света, исходящий из камня, указал Блеску направление на родные Скалы. Радостный Блеск помчался назад, оставляя на небе широкий след из своих осыпающихся чешуек. Мы и сейчас его видим.

Все посмотрели на небо, которое широкой полосой пересекала звездная россыпь, у людей называющаяся “Млечный путь”.

– Но когда Блеск вернулся, – после недолгой паузы продолжил Вихрь. – Он забыл про все, что обещал старому дракону. Он рассказал всем о камне, исполняющем желания. Многие драконы летали по следу, оставленному осыпавшимися чешуйками, но так и не вернулись. Тогда Блеск сам отправился по своему следу – и обнаружил, что след ведет в никуда, потому что в конце не было ни облаков, ни замка. Он вернулся назад, но на другом конце не оказалось родной Гряды. Блеск еще несколько раз летал туда и обратно, насыпав на своем пути много-много сверкающих чешуек, но всякий раз попадал в разные места.

И вот тут перед ним вновь появился старый-старый дракон.

“Ты забыл, что небо вращается”, – сказал он. – “Я указал тебе истинное направление на камень, основанное на знании будущего, а ты всего лишь гоняешься за отражениями. Да, ты желал своим друзьям добра – и потому я помогу им вернуться назад. Но ты нарушил обещание – и за это я не стану помогать тебе.” Сказав это, старый-старый дракон исчез. А Блеск принялся летать по небу, в поисках волшебной пещеры или своих родных Скал. То тут, то там он роняет сверкающие чешуйки, и усыпал ими уже все небо, но поиски его безуспешны.

Вихрь замолчал и принялся подбрасывать в угасающий костер палочки. Дракончики тихо глядели в огонь, обдумывая сказку, а Флай смотрел на небо и размышлял, какими же огромными были древние драконы, если каждая звезда – это только сверкающая чешуйка сказочного Блеска…

Быть драконом

Когда-то, в самом начале, когда всё начинается, когда зарождается в тебе дракон, SilverDragon написала:

Что для меня быть драконом?
Это необыкновенное чувство, когда хранишь в своей душе могущественное, мудрое, прекрасное и удивительное существо. Как жаль, что я не могу выпустить его на свободу, дать ему расправить свои огромные крылья и наблюдать этот мир с высоты драконьего полёта!
Но я могу чувствовать дракона по ночам, летать и быть свободной в своих снах…

Да пусть будет так.