Сны о драконах. Танец неба.

Когда ты поднимаешься насколько высоко, что можно задеть низкие облака крылом, а ветер, ласковый и теплый, в высоте превращается в рвущий и метающий всё живое, что попадает в его лапы, ты ощущаешь всю силу и величие мира, где ты рождён. Серебристо-небесного цвета дракона взмах за взмахом рассекая ветер крыльями, неслась между небом и землёй. Солнце пробивалось местами сквозь облака и играло в каплях дождя, мерно падающего с небес, неся к земле влагу и жизнь для всего, что живо водами мира. В этот прекрасный момент мне нестерпимо хотелось с кем-то поделиться тем изумительным видом и настроением, что играло в мне, но никого не было рядом. Ни души не было в небе кроме меня, а внизу раскинулись бесконечные поля и река, что таинственным узором темным серебром легла на просторы. Присмотревшись вдаль, в потоке дождя, падающего с небес, я заметила, необычный блеск. Это мерцали искорки солнца на падающих каплях, но всё было похоже на то, как сияет лёд на вершинах гор в ясный день. Это сияние так завораживало, что у меня перехватило дыхание, когда в следующий миг, огоньки взмахнули крыльями и развернув хвост и лапы рванулись ко мне всей своей сущностью. Взмах за взмахом мы летели навстречу друг другу и уже не было страха в сердце перед неизведанным. Я впервые видела такое захватывающее чудо небес, хотя сама никогда не переставала удивляться, много лет покоряя это царство ветра и погоды. Мы почти уткнулись в друг друга, когда я вывернулась и скользнула под пролетевшего надо мной дракона, а он прошёл надо мной, обдав чешую и мою мордочку холодными капельками воды от чего я закрыла глаза, а когда открыла их вновь, уже потеряла из виду пролетевшее создание. Ещё раз сморгнув я начала разворачиваться, и мой глаз вновь поймал это странное действо, происходящее над моей головой, обретающее образ дракона прямо из воздуха, из капель воды, что собираются в облаках. Следующие мгновения я продолжала лететь не сводя с него глаз, а дракон из капель дождя, словно играя со мной, летел параллельно, взмахивая крыльями в такт моим взмахам. Переборов любопытством страх перед невиданным никогда ранее, я резко поддалась к нему, в надежде напугать, но, вместо того чтобы уклониться, он так же резко рванул ко мне. В какой-то момент я ожидала удара, но лишь почувствовала, что мои лапки погружены в воду, которой, когда ко мне вернулось сознание, оказались его лапки. Да. Мы держали друг друга лапами, и мы летели. Дракон повис на мне вниз головой и продолжал махать тончайшими, состоящими из струек воды, крыльями, словно моё отражение. Я не чувствовала ни его веса, ни взмахов его крыльев. Он был словно пушинка в моих лапах, но вода из которой он состоял, немного обжигала холодом, словно была ледяной как ключевая. Дракон улыбался мне своей полупрозрачной мордочкой, сквозь которую были видны маленькие потоки, создающие образ. В его глазах я читала неподдельно детское счастье игры и радость от встречи, словно ты встретил давнего друга, с которым вас разделяли много горизонтов и много лет. Хотелось спросить его, но я не могла сказать ни слова, от нахлынувших на меня эмоций. Я не пыталась вырваться и мои лапки уже привыкли к холоду его объятий, но в голову пришла мысль, лететь вверх, и, повинуясь мысли, крылья начали хватать воздух, вознося меня и дракона ввысь. Я смотрела туда, вверх, куда несли меня крылья, но в какой-то момент почувствовала, как его холодненькие лапки нежно коснулись меня, обняв, и он сам прижался ко мне, обдавая миллионами холодных капелек, которые сейчас мерцали в лучах солнца. Крылья остановились, будто обледенев, и, потеряв опору, мы оба начали падение вниз. Я всё так же смотрела в высь, куда уносился блистающий огоньками на свету шлейф из капелек, а дракон продолжал прижимался ко мне, обнимая и даря даже в момент падения, ощущение чего-то родного, что успокаивает и ласкает душу. Мы падали вместе, и, всё что я слышала, был гул ветра. Дракон словно растворялся во мне, обтекая и покрывая чешуйку за чешуйкой. Я почувствовала язычком холодную дождевую воду и в этот момент крылья словно сами взмахнули и ударили воздух с хлопком рассеивая брызги. Дракона рядом не стало. Он опал каплями воды на землю, как и должен был упасть дождь. Я лишь оставила с собой тот вкус небесной воды и ощущение прилипших капелек на крыльях и чешуе, что приносило сейчас ощущение свежести и чувство, что он всё ещё со мной. Спускаясь к земле, я ни о чем не думала. Словно он смыл с меня все мои страхи, плохие мысли, заполнив меня спокойствием и радостью в душе. Давно это было. В детстве, когда о небе могли быть только мечты, я сидела под проливным дождём и, щурясь на солнце, тщетно пыталась увидеть того, кто так щедро поливает всё каплями воды. У меня была мечта встретить это создание и обязательно попросить у него полить землю водой, чтобы расцвели цветы, реки наполнились до самых берегов, птицы купались в лужицах, а лес, около которого я жила, наполнился ароматами грибов и запахами хвои, ягод, прения. Я благодарна ему, встретившемуся на моём пути и давшему веру, что даже самые безумные мечты могут сбыться. Драконы, верьте и летайте высоко в поисках своей мечты.

Сны о драконах. Путешествие

Они договорились встретиться на опушке леса, что недалеко от его края. Дракона ждала его, прохаживаясь и думая о чем-то личном, временами выпуская коготки или лапой отодвигая ветки, встречающийся ей на пути. Она ходила не из стороны в сторону, а словно пыталась описывать какую-то фигуру на земле из разбросанных веток и помятой травы. Она сама не замечала то, что она делает и была вся в себе. Вечерело и близилось время встречи. Дракон, приземлившись у края леса и даже не думая останавливаться со скоростью полёта метнулся в между деревьев, и с шумом проламываемых веток, прижимая крылья к себе и пробивая мордочкой заросли подлеска, метнулся вглубь чащи. Пробираясь через чащу и ощущая, что до поляны, где договаривались встретиться, осталось немного, он замедляется и уже тихо бредёт по чаще, прислушиваясь к шумящему от ветра лесу и бьющемуся в груди сердцу, пытаясь успокоиться. Он порицает себя за то, что не нашёл тропинку, а пошёл напрямую. По тропинке можно бы было быстрее дойти, думал он выпутывая с каждым шагом лапы из веток и ощущая мокрую землю под лапами. Вдали показался просвет и было различимо, что там прогуливается та дракона, для встречи с которой он прилетел. Останавливая себя мысленно, он поспешил к ней, уже не замечая, что пошёл через какое-то болотце и весь измазался. Выйдя на полянку и стараясь не напугать своим видом дракону, он улыбнулся. К его удивлению, дракона была очень рада его встретить даже в таком виде. Она подошла к нему, но не рискнула коснуться его, а молча повела головой, указывая в глубь леса на тропинку, по которой она планировала отправиться. Крылатая осторожно развернулась и, как бы невзначай, задела хвостом грязные лапки дракона. Он взглянул на лапки, где коснулся её хвост. Лапы все были обмотаны травой и измазаны грязью. Ему стало немного стыдно за свой вид. Но увидев, что Крылатая уходит он не мешкая отправился за ней. Так они шли через тёмный лес, чувствуя, что там вверху начинает вечереть, но им не было страшно. Они были вдвоём. Порой кто-то из них останавливался и показывал взглядом на чудное дерево или на красиво пробивающийся сквозь ветви свет, или на лесного жителя. Казалось, что они просто ищут впечатлений, но вся та нежность во взгляде и плавность движений говорила, что им интересно с друг другом, что они хотят показать друг другу, что ни могут увидеть в простом лесу. Доходя до мест, где можно было выбрать путь, они не сговариваясь шли дальше вглубь леса. Идти приходилось по узкой тропе друг за другом, и порой идущий впереди останавливался, приоткрыв одно крыло и подавшись на пол шага назад, заставлял сердце другого трепетать от непонимания, что произошло, но постояв так некоторое время оба снова шли вперёд. Им было приятно так играть с друг другом, давая почувствовать всю ценность моментов, проведённых вместе. Так они прошли лес, выйдя в поле. Солнце зашло и светила луна. Оба дракона словно вздохнули, осознавая, что они сделали это. Они вместе прошли тот лес, который сейчас смотрелся позади темным и страшным. И вот они уже бегут по полю крылом к крылу, вдаль от леса, уходя всё дальше вверх по холму. На вершите холма они осмотрелись, понимая, что здесь они в безопасности. Вокруг них раскинулось поле, покрытое фиолетовыми цветами, которые в свете серебряной полной луны мерцали, даря романтическую атмосферу. С холма можно было увидеть, как на соседнем склоне в ночи распустились красные цветы, которые блестели маленькими звёздочками на земле, словно отражая звёздное небо, раскинувшее своё крыло над двумя драконами. Они оба стояли с смотрели на завораживающий дух пейзаж. Внутри каждого из них, что-то металось, пытаясь вырваться наружу, и они, не сговариваясь, в полуобороте коснулись мордочками друг друга. В этот момент их тела обдало теплом, словно тёплый ветер поднял их над землёй и кружил в танце. На самом деле всё кружилось в головах драконов, когда они коснулись друг друга. Крылатой уже не было дела до того, что дракон всё ещё был измазан в грязи, а дракон уже не боялся прикоснутся в таком виде к крылатой. Не будем их беспокоить и оставим здесь одних. Им приятно вдвоём. Солнце начало озарять небосвод, плавно задувая одну за другой звёзды. Драконы провели всю ночь на холме и сейчас торопились в полёт, пока светило не нагрело землю. Они поднялись в воздух и, оставляя под левым крылом рассвет, направились вдаль. Поля под ними закончились превратившись в песчаник. Впереди с высоты полёта они увидели ров посреди равнины, который пресекался точно с таким же по длине рвом. Они приземлились на один из холмов, по краям рва поближе к друг другу и долго рассматривали местность. Казалось, что кто-то большой своей лапой прорыл этот ров. Драконы были удивлены своей находкой и долго переглядывались, прежде чем оба решили скатиться по песку в сам ров, который был в много их ростов, чтобы внизу осмотреться. Они долго ходили по нему, не расходясь очень далеко, а если и уходили, то быстро подбегали к другому дракону, делая вид, что всего лишь хотят посмотреть нашёл ли кто чего интересного. Так и не найдя ничего, измучанные жарой, от вставшего солнца, они распахнули крылья и помогая взмахами, взобрались на край рва. Ещё раз осмотрев с края ров, они поднялись и полетели дальше. Пески под ними закончились, и они решили приземлиться на склоне, что порос кустарником и небольшими деревьями, ветви которых клонились к небольшой речке, протекавшей в ложбине у основания склона. Здесь солнце пекло не так сильно и можно было напиться и отдохнуть. Всё-таки быть вместе и путешествовать вместе очень приятно, несмотря на все трудности. Это возможность показать себя и увидеть, что можете вы с другим драконом вместе пройти. Вместе не так страшно. Вместе так приятно. Об этих и других вещах думали драконы, пока пили из реки. Дракон ступил в воду, смотря ка отлипающие от лап комки грязи и траву. Речка была не глубокая, и он просто опустился насколько смог в неё, чувствуя, как лапки омывает водой и как они погружаются в песок речного дна. Обмыв лапки и живот, он упал на бок, а потом и вовсе перекувырнулся через крылья, омывая спину. Смотрелось это очень смешно, особенно когда дракона, наблюдавшая с берега за этим, не выдержав, резко рванулась к нем и прижала его к песочному дну спиной. Он же послушно лежал и смотрел не неё вверх. В его взгляде не было ни испуга, ни удивления, а в её глазах была какая-то гордость за то, что она смогла пусть и так побороть дракона. Вместе они выбрались из реки и разлеглись на берегу, где прохлада от воды давала возможность отдохнуть в этот жаркий день.

Сны о драконах. Холод

Двое драконов сидели в избе деревянного дома. В центре избы горел самодельный камин в какой-то железной штуке, очень похожей на большую чугунку с прорезями для воздуха и очень толстыми стенками. Над этой конструкцией была сделана труба в которую уходил дым от горящего в чугунке хвороста. Один из драконов был старше второго намного и, подкидывая в эту конструкцию то просто какие-то замысловатые коряги, то куски деревьев, они грелись и разговаривали. Старший дракон брал очередную корягу(корень дерева, вымытый из земли водой) и рассматривая его спрашивал у молодого дракона на что эта коряга похожа. Интересные они оставляли, а обычные сжигали, греясь у огня. Потом здесь же у огня они улеглись так, чтобы закрыть как можно больше друг друга крыльями и опустились в сон. Во сне первый дракон рассказывал юному дракону как они летели через скалы, именно скалы отвесные и бескрайне уходящие виз, как мерзли и ближе к ночи собирались в образовавшейся в скале щели, где не задувал ветер и собирали всё, что они могли найти в горах из того, что могло гореть и согреть голодных и замёрзших драконов. Как они сносили все невзгоды пути через безжизненные места и жили крупицами того, что можно было зажечь и согреться в те времена, когда из еды был только растопленный снег и не было крыши над головой. Рассказывал дракон, как они собирались в круг и расправив крылья создавали что-то наподобие зонтика над всеми драконами в этом круге и грелись у искорок огня и спали так же, как они просыпались и отходили от сна на холодных камнях, как в них была надежда найти то место, где они смогут жить и не быть вот такими листьями на холодном ветру. Они искали место, где будешь знать, что и завтра ты сможешь увидеть всех тех, с кем ты сегодня. Дракон рассказывал всё это юному дракону во сне, показывая, что вместе драконы могут пережить многое и многое ещё предстоит пережить.

Сны о драконах. Весенняя находка

Ясный солнечный день. Ветер, словно издевается обдувая то спереди то сбоку, трепеща моим крылом. Я иду по каменистому склону холма осторожно шаг за шагом, и камни под моими лапами порой отдаются скрежетом. Идти приходится медленно, постоянно выбирая куда ступить. Запах такой приятный. Запах свежести и влажного воздуха вперемешку с запревшей травой, запах распускающейся листвы и тепла от нагретых камней. Да. Как бы то ни было странно я чувствовал такой запах. Ниже по склону рос редкий лес, в основном состоявший из елей и кустов, выше по склону он переходил в заросли кустарника, размахивающий ветками при порывах, постепенно растворявшегося и пока не покрывшегося листвой, который превращался в поросшую сухой травой поляну, а затем и вообще переходя в каменистый наст. Внизу в лесу из за деревьев вышел какой-то зверь, но постояв и посмотрев на куда-то вдаль, а может и на меня, он скрылся в тени. Временами пролетали постоянно щебечущие и чирикающие птички, что рассекали воздух туда и обратно в поисках зазевавшейся еды. Некоторые из них копались в прошлогодней траве и взлетали при моём приближении. Все это я мог видеть посмотрев вниз со склона, где я был остановлен этой красотой, запахами и ощущением пришедшей в эти края весны. Если повернуть мордочку в другую сторону, то каменистый склон уходил вверх, превращаясь в скалу невысокой горы, откуда всё больше веяло холодом, нежели весенним теплом как от склона.

Я прошёл дальше вдоль скалы, пока холм передо мной не стал круто спускаться вниз, не оставляя другого пути как повернуть налево, туда вверх по холму и идти к скале, которая так же обрывалась и уходила вниз. Пока я взбирался вверх по холму, я постоянно раскрыл крылья, помогая взмахами держать равновесие и страхуя себя от падения, так как камни, по которым я шёл, скатывались из под моих лап. Ближе к скале ветер утих. Здесь я решил пролететь обрыв и посмотреть, что находится на другой стороне скалы, которая отсюда, казалась тёмной. Я ещё раз посомотрел в сторону леса и кустарника, оставшихся внизу, взглянул на поля, уходящие вдаль к лесу или упираясь в такие же каменистые склоны. Прислушавшись к ветру и не услышав в нём нотки очередного порыва, я оттолкнулся от каменистого наста и раскрыл крылья. Позади послышался стук камней, покатившихся из под лап, и шум ветра в ушах.

В полёте сразу обдало холодом и я поспешил на теневую часть склона. Подлетая я увидел, что та часть склона покрыта снегом и от неё то и веяло прохладой и сыростью. Поднявшись выше я приземлился на склоне, но удалось это не с первого раза. Пару раз я соскальзывал и приходилось оттолкнувшись, снова лететь и искать место. Мне повезло. Я нашёл присыпанный снегом камень и приземлился, просто вцепившись в него, и ещё долго махая крыльями и боясь оборваться вместе с ним. Усевшись и упёршись в него задними лапами я набрал мокрого снега, сколько его было на склоне и слепил из него снежные шарики, взяв их в охапку, а ещё два в зубы. Те что были в зубах в тот же момент рассыпались, оставив после себя талую и очень холодную воду во рту. С этими ощущениями я с снегом в лапах полетел выше. Там выше был уступ, выходивший как раз над ровным склоном, так же покрытым снегом. Разложив на уступе мои трофеи, я взял один из них и ещё раз смяв его в лапах, отпустил вниз. Скатываясь комок снега, собирал мокрый снег со склона, превращаясь в большой ком, но потом распадался и уже многими маленькими комочками продолжал пусть вниз, пока совсем не рассыпался в снег или не застревал в нём. Я взял второй шарик снега и пустил его вниз, затем третий но они так же рассыпались, редко скатываясь достаточно долго, чтобы можно было полюбоваться этим. Снег быстро закончился и я, понимая, что искать здесь более нечего, взглянул ещё раз на просторы передо мной, где виднелись такие же горы, порой походившие на высокие холмы, и раскинувшиеся между горами поляны. Заметил вереницу из деревьев, поросших вдоль изогнувшейся змеёй речки. Вдохнув ещё раз сырой и холодный воздух я с неохотой оторвался от уступа, на котором сидел и продолжил свой путь к месту, которое я вчера нашёл.

Этим местом оказалось здание, в котором не было окон, а только двери. Оно было невзрачным, но внутри мне понравилось. И вот сейчас приземлившись у самого входа, я вошёл в здание. Внутри оно представляло собой холл в несколько этажей высотой и местами прозрачной крышей, через которую падал свет. Во все стороны от холла было много комнат, почти все из которых имели прозрачные стены и двери. В комнатах, а некоторые я уже обошёл, было столько интересного, что я в них проводил время до самого заходи солнца, перерывая всё подряд и ища что-нибудь стоящее. Комнаты верхних этажей выходили на широкие и длинные, расположенные вдоль всей стены, балконы, которые свисали перилами над залом, так что можно было легко ходить из комнаты в комнату.

Сейчас я хотел отдохнуть и в пару взмахов, уцепляясь за балкон залез на него и нашёл место потемнее. В комнате рядом я обнаружил кучу тряпок, что висели плотно друг к другу и набрав охапку я вынес их на балкон, постелив найденное, как смог, на пыльный пол. Одну тряпку всё же взял и просунул в неё шею, чтобы было теплее. Улегшись на импровизированную кровать я уснул, думая о том, что в этом замке осталось ещё очень много всего непонятного, но очень интересного.

Сны о драконах. Ощущение радости

Дракон шёл между вбитых и уже присыпанных гравием свай. Слева от него возвышалась стройка, которая заканчивалась первым этажом и состоящая из бетонных блоков, которые выглядели как большие кубы. Дракон внюхивался в воздух и пытаясь найти запах съестного, но чувствовался запах болота и чего-то гниющего. Где гниль, там и крысы, подумал он. Пройдя насыпь стройки он оказался у дороги. За дорогой оказалась свалка, на которой помимо бытовых отходов были вылиты технические нечистоты, а значит даже скудного обеда в виде грызуна не предвидится. Повернув направо по дороге он зашагал по асфальту. Он очень устал бродить и искал хотя-бы где напиться, чтобы лететь дальше, но шёл он уверенно, всем видом показывая, что он совсем не устал. Вдали слышался шелест листьев и размеренный скрип. Видимо чем-то металлическим решил поиграть ветер. Подойдя к очередной поляне, усаженной по периметру деревьями, покрытой травой и оказавшейся детской площадкой напротив невысокого дома, дракон остановился и взглянул на вверх на дерево. Листья были тёмно-зелёного цвета и казалось, что уже наступает конец лета, за которым последует осень и холода. Пошатнувшись, дракон мысленно поймал себя и направился через двор, где были сооружения для детей. Сейчас он думал, как бы найти покушать и все эти железки, были для него бесполезны. Од одну из таких он проходя потёрся шеей, ощущая какую-то детскую радость, привязанную к этой конструкции. Разворачиваться и возвращаться, чтобы коснуться других железок уже не было сил и дракон монотонно пошёл вперёд, пытаясь ловить в воздухе нить чего-нибудь похожего на съедобное, и рассматривая здание. Одна дверь здания отличалась от остальных, и он направился к ней. Поднявшись по лестнице к двери, от зацепил её лапой и потянул на себя, при это сам соскользнул и съехал по лестнице обратно, подняв голову, он увидел, что дверь открыта и можно зайти внутрь. Внутри, судя по запаху, были припасы. Дракон прошёлся между узких стеллажей, протискиваясь, и местами роняя с полок пакеты, пока не нашёл то, что он считал водой. Опрокинув пластиковый бутыль на пол он ударом лапы, когтями рассёк одну из сторон бутыля и на него брызнули капли. Дракон облизнул капли. Вода сладко пахла, хоть и была обычной водой. Он окунувшись мордочкой через пробитый в бутыле проём начал жадно хлебать воду, шумно выдыхая. На тех же полках оказались железные банки, которые не раз встречались в городах. Дракон, подцепляя крышки когтём, а где не было возможности беря банку двумя лапами и просто вгрызаясь в крышку и бока банки, пока не откроет её, с жадностью и урчанием поедал запасы. Он сам не заметил, как оказался словно прикованным к прохладному полу усталостью и только сейчас ощутил, как жарко было снаружи. Заснул он не сразу, а вспоминал увиденное за сегодня, постепенно отходя в мир снов. Последнее, что он вспомнил, было ощущение радости, связанное с той железкой во дворе, которой он коснулся.

Сны о драконах. Дерево драконов

Ты молодой и небольшой дракон летишь над строем деревьев стоящх на почтенном расстоянии и, словно нарочно посаженных в ряд и ищешь взглядом одно из них. Пролетев нужное и сделав круг разворачиваешься и почти снижаешься до уровня верхних веток одного из деревьев и делая круг присматриваешь сторону, где меньше листвы. Подлетаешь к одой из таких проплешин закрываешь глаза, прижимаешь хвост и крылья, и проваливаешься внутрь листы. Слышится хруст веточек, и ты пытаешься хаотично ухватиться за что-нибудь. Уже зацепившись когтями на крупную ветвь ты открываешь глаза и раскачивая хвостом начинаешь присматривать место на других ветвях этого дерева, которые находятся ниже. На некоторых уже сидят драконы, вальяжно растянувшись по толстым, выходящим из ствола дерева ветвям в большинстве случаев упираясь задними лапами в ствол, а передними на обняв ветвь на которой сидят. Другие умудрились устроиться сразу нескольких ветвях, провисая хвостом и одной или двумя лапами. Ветви широкие и всё дерево выглядит как с десяток таких ветвей для драконов. Упавший с неба дракон пробирается вниз на пару веток к остальным драконам, которые по всей видимости не удивлены упавшему с неба чуду. По внешнему виду и листве, застрявшей где только можно, между пальцев, нанизанной коготках крыльев. Они так же как и он забрались на это дерево таким способом, чтобы показать другим, что они там умеют. Приветствуют они просто посмотрев на дракона и когда они встретятся взглядом. Первый посмотревший закрывает глаза и ждёт пару мгновений, пока на него не перестанет смотреть другой. Драконы словно чувствуют или понимают, когда другой дракон отведёт свой взгляд. Устраиваются на ветвях стараются поближе к друг другу. Двое сидящих устроились так, что прижимаются к друг другу сидя вдвоём на сразу трёх ветвях, одна из которых пониже, и пользуясь этим, положили лапки друг друга вместе, и касаются мордочками шеи и тела друг друга. Видно сразу, что они влюблены и для них, это место как их небольшой мир, в котором они несмотря на всех остальных драконов, могут проводить время, не увлекаясь друг другом. В них светятся прекрасные чувства к друг другу, но они играют этими чувствами как красками, вдвоём рисуя картину их жизни. Они собираются здесь и одни, когда никого нет, показывая красоту и грациозность друг другу, пока в них не останется ни капли сомнения, что они готовы отдать часть себя другому дракону. Сейчас они, сидя почти вплотную к друг другу тянутся шеями, касаются друг друга, показывая, как каждый из них умеет подарить тепло и заботу другому. Продолжение напишу потом.

Сны о драконах. Игры

В том сне я видел поляну, расположенную от небольшой речки, возле которой порос кустарник, и переходящую в перелесок, как я понял по ощущениям. Была облачная погода и немого прохладно, но главное, какая атмосфера творилась на поляне. Писк, крики, рычание, азарт игры, что только не было на этой полянке, на которой, несмотря на её достаточно большие размеры, было видно, что она обжита, так как местами виднелись проплешины в траве, скудно украшавшей землю и ближе к лесу виднелись попытки вырыть что-то вроде ямы или пещеры. На поляне и над ней были драконята, при том одного цвета, какого-то тёмно-серого, грудка и крылья которых были светлые с синевой. Всё походило на один большой выводок. Но главное, как я уже сказал, на этой поляне была атмосфера игры, увлёкшей собой восьмерых драконят, которых, правда, могло быть и больше. Они гонялись за друг другом в воздухе, и главное в игре было поймать другого не попавшись самому на когти, поэтому стоял такой шквал эмоций и звуков, что можно было оглохнуть. Летали хвост в хвост друг за другом, пытаясь зацепить и по возможности ещё бросить на землю, чтобы тебя после такого тебя самого ещё не догнали. Драконята выделывали немыслимые пируэты, падали, полежав вскакивали, резко поворачиваясь и озираясь, в попытке словить кого-то в прыжке или поднявшись на задние лапы. А прыгали они замечательно и летали не очень высоко от земли. Казалось они не умеют летать, поэтому и не поднимаются высоко, но по тому, что они выворачивались, как только могли во время преследования друг друга, говорило о другом. Прыгали они поджимая крылья и в прыжке разворачивая их, набирая высоту пару метров. Уставшие драконята старались держаться на краях поляны на приличном расстоянии, посматривая на других и ожидая хорошего момента, чтобы рвануть и ухватить ещё не успевших отдохнуть друзей. Когда кто-то летел к ним, они вставали на задние лапы, всем видом показывая, что сейчас будут прыгать и ловить в воздухе. Такое даже было не раз, когда вот так лапами в прыжке один вылавливал другого, и они оба продолжали путь к земле, поднимая пыль при падении. Тяжело дыша они, поднимались после падения, и особенно тяжело было пойманному, так как к падению добавлялось падение в глазах остальных, которое проходило как и боль от падения. Был даже случай, когда гоняясь друг за другом один цепляет другого в воздухе, летя на перехват и второй падает на землю с приличной высоты прямо в кусты, поросшие к речки. Сначала упавший трепыхается на кустах, но как-то неудачно проваливается ещё глубже между веток и оказывается подвешенным. Пытается уцепиться лапами, но они соскальзывают, зубами так же не получается подтянуться и начинает сначала издавать грозные звуки, которые потом превращаются в писк, пищать начинают другие драконята подошедшие и смотрящие на неудавшегося альпиниста в кустарнике. Через какое-то время в пару взмахов одолев расстояние от сени больших деревьев на противоположной части поляны, прямо на том, месте где сидят драконята и смотрят на своего сверстника, застрявшего в зарослях, приземляется дракон побольше их. Драконята прижимаются к земле и замолкают, но с места не двигаются, несмотря на то, что большой дракон приземлился лапами прямо посреди их. Большой дракон, понимающе раздвигает куст, позволяя маленькому выбраться самому из такой переделки. При этом и у большого дракона, как и у всех сверстников маленького, собравшихся рядом, чувствуется понимание. Сначала всё тихо, а потом один цепляет другого и начинается снова игра. Большой же дракон уходит к остальным всё к тем же деревьям, откуда они наблюдают за резвящимися драконятами.