Сны о драконах. Путешествие

Они договорились встретиться на опушке леса, что недалеко от его края. Дракона ждала его, прохаживаясь и думая о чем-то личном, временами выпуская коготки или лапой отодвигая ветки, встречающийся ей на пути. Она ходила не из стороны в сторону, а словно пыталась описывать какую-то фигуру на земле из разбросанных веток и помятой травы. Она сама не замечала то, что она делает и была вся в себе. Вечерело и близилось время встречи. Дракон, приземлившись у края леса и даже не думая останавливаться со скоростью полёта метнулся в между деревьев, и с шумом проламываемых веток, прижимая крылья к себе и пробивая мордочкой заросли подлеска, метнулся вглубь чащи. Пробираясь через чащу и ощущая, что до поляны, где договаривались встретиться, осталось немного, он замедляется и уже тихо бредёт по чаще, прислушиваясь к шумящему от ветра лесу и бьющемуся в груди сердцу, пытаясь успокоиться. Он порицает себя за то, что не нашёл тропинку, а пошёл напрямую. По тропинке можно бы было быстрее дойти, думал он выпутывая с каждым шагом лапы из веток и ощущая мокрую землю под лапами. Вдали показался просвет и было различимо, что там прогуливается та дракона, для встречи с которой он прилетел. Останавливая себя мысленно, он поспешил к ней, уже не замечая, что пошёл через какое-то болотце и весь измазался. Выйдя на полянку и стараясь не напугать своим видом дракону, он улыбнулся. К его удивлению, дракона была очень рада его встретить даже в таком виде. Она подошла к нему, но не рискнула коснуться его, а молча повела головой, указывая в глубь леса на тропинку, по которой она планировала отправиться. Крылатая осторожно развернулась и, как бы невзначай, задела хвостом грязные лапки дракона. Он взглянул на лапки, где коснулся её хвост. Лапы все были обмотаны травой и измазаны грязью. Ему стало немного стыдно за свой вид. Но увидев, что Крылатая уходит он не мешкая отправился за ней. Так они шли через тёмный лес, чувствуя, что там вверху начинает вечереть, но им не было страшно. Они были вдвоём. Порой кто-то из них останавливался и показывал взглядом на чудное дерево или на красиво пробивающийся сквозь ветви свет, или на лесного жителя. Казалось, что они просто ищут впечатлений, но вся та нежность во взгляде и плавность движений говорила, что им интересно с друг другом, что они хотят показать друг другу, что ни могут увидеть в простом лесу. Доходя до мест, где можно было выбрать путь, они не сговариваясь шли дальше вглубь леса. Идти приходилось по узкой тропе друг за другом, и порой идущий впереди останавливался, приоткрыв одно крыло и подавшись на пол шага назад, заставлял сердце другого трепетать от непонимания, что произошло, но постояв так некоторое время оба снова шли вперёд. Им было приятно так играть с друг другом, давая почувствовать всю ценность моментов, проведённых вместе. Так они прошли лес, выйдя в поле. Солнце зашло и светила луна. Оба дракона словно вздохнули, осознавая, что они сделали это. Они вместе прошли тот лес, который сейчас смотрелся позади темным и страшным. И вот они уже бегут по полю крылом к крылу, вдаль от леса, уходя всё дальше вверх по холму. На вершите холма они осмотрелись, понимая, что здесь они в безопасности. Вокруг них раскинулось поле, покрытое фиолетовыми цветами, которые в свете серебряной полной луны мерцали, даря романтическую атмосферу. С холма можно было увидеть, как на соседнем склоне в ночи распустились красные цветы, которые блестели маленькими звёздочками на земле, словно отражая звёздное небо, раскинувшее своё крыло над двумя драконами. Они оба стояли с смотрели на завораживающий дух пейзаж. Внутри каждого из них, что-то металось, пытаясь вырваться наружу, и они, не сговариваясь, в полуобороте коснулись мордочками друг друга. В этот момент их тела обдало теплом, словно тёплый ветер поднял их над землёй и кружил в танце. На самом деле всё кружилось в головах драконов, когда они коснулись друг друга. Крылатой уже не было дела до того, что дракон всё ещё был измазан в грязи, а дракон уже не боялся прикоснутся в таком виде к крылатой. Не будем их беспокоить и оставим здесь одних. Им приятно вдвоём. Солнце начало озарять небосвод, плавно задувая одну за другой звёзды. Драконы провели всю ночь на холме и сейчас торопились в полёт, пока светило не нагрело землю. Они поднялись в воздух и, оставляя под левым крылом рассвет, направились вдаль. Поля под ними закончились превратившись в песчаник. Впереди с высоты полёта они увидели ров посреди равнины, который пресекался точно с таким же по длине рвом. Они приземлились на один из холмов, по краям рва поближе к друг другу и долго рассматривали местность. Казалось, что кто-то большой своей лапой прорыл этот ров. Драконы были удивлены своей находкой и долго переглядывались, прежде чем оба решили скатиться по песку в сам ров, который был в много их ростов, чтобы внизу осмотреться. Они долго ходили по нему, не расходясь очень далеко, а если и уходили, то быстро подбегали к другому дракону, делая вид, что всего лишь хотят посмотреть нашёл ли кто чего интересного. Так и не найдя ничего, измучанные жарой, от вставшего солнца, они распахнули крылья и помогая взмахами, взобрались на край рва. Ещё раз осмотрев с края ров, они поднялись и полетели дальше. Пески под ними закончились, и они решили приземлиться на склоне, что порос кустарником и небольшими деревьями, ветви которых клонились к небольшой речке, протекавшей в ложбине у основания склона. Здесь солнце пекло не так сильно и можно было напиться и отдохнуть. Всё-таки быть вместе и путешествовать вместе очень приятно, несмотря на все трудности. Это возможность показать себя и увидеть, что можете вы с другим драконом вместе пройти. Вместе не так страшно. Вместе так приятно. Об этих и других вещах думали драконы, пока пили из реки. Дракон ступил в воду, смотря ка отлипающие от лап комки грязи и траву. Речка была не глубокая, и он просто опустился насколько смог в неё, чувствуя, как лапки омывает водой и как они погружаются в песок речного дна. Обмыв лапки и живот, он упал на бок, а потом и вовсе перекувырнулся через крылья, омывая спину. Смотрелось это очень смешно, особенно когда дракона, наблюдавшая с берега за этим, не выдержав, резко рванулась к нем и прижала его к песочному дну спиной. Он же послушно лежал и смотрел не неё вверх. В его взгляде не было ни испуга, ни удивления, а в её глазах была какая-то гордость за то, что она смогла пусть и так побороть дракона. Вместе они выбрались из реки и разлеглись на берегу, где прохлада от воды давала возможность отдохнуть в этот жаркий день.

Мечты дракона

Иногда вспоминаю.

Утро. Этот запах свежести и ароматы, раскрывающихся после ночного сна, цветов. Капельки росы блестят на листьях и травинках в лучах утреннего солнца. Где-то там, вдали, расстилается одеялом туман. Так приятно и свежо. И ты всему этому раскрываешь крылья и, пролетев пару десятков метров, падаешь в изумрудные россыпи утреней росы.

Лежишь, втягивая в себя аромат влажной земли и чувствуя, как росинки стекают по твоей мордочке. Слизываешь очередную и приподнявшись озираешься, вдруг кто увидит, что ты здесь играешься… Никого не найдя глазами, переворачиваешься на крылья и лежа смотришь на небо, сквозь свисающие над мордочкой травинки, понимая, что ни за что бы на свете не променял бы это утро в изумрудной от зелени росе на такую же гору драгоценных камней.

Закрываешь глаза.

Закрываешь глаза… Открываешь.

Ты лежишь, укутавшись в одеяло. Мечты.

Гррр, проурчишь про себя. Затем, открыв лапкой дверь, просовываешь вперёд заспанную мордочку. Ты появляешься на крыльце, нехотя теряя тепло ночи. Раскрываешь крылья весеннему солнцу, лапками тянешься вверх, словно пытаясь обнять его, чтобы согреться. Вдруг чувствуешь, как по крылу начинает свой путь струйка воды. Поднимаешь глаза вверх и видишь, как второй поток капелек, стекающих с крыши, прорезает свой путь по твоему крылу вслед за первым. Поворачиваешься, чтобы поймать эти серебряные нити, и получаешь охапкой рыхлого, талого снега всё с той же крыши, поскольку, повернувшись, сотряс крылом стену дома. Смотришь на капли воды, собирающиеся на расправленной лапке. Поднимаешь взгляд, которому предстаёт мир. Мир, оживающий вновь, после долгой зимы.

Закрываешь от тепла и солнца глаза и…

Закрываешь от тепла и солнца глаза и открываешь их вновь.

Перед тобой огонь. Огонь и треск полыхающих поленьев в печи. “Когда же кончится эта зима” – задаешь вопрос самому себе и вновь щуришься от тепла пламени.
Выходишь на улицу и направляешься к поленнице, чтоб принести дров. На обратном пути останавливаешься на пороге, поднимаешь взгляд, и крылья сами собой раскрываются. Так хочется согреть это оледеневшее солнце, чтоб оно наконец-то проснулось и, разбудив все своими лучами, дало вновь возможность всему миру ожить.
Складываешь свою ношу у порога и направляешься к небольшому кусту, что растёт неподалёку от дома. Идёшь еле-еле, проваливаясь в снег практически по колени. Добравшись, осматриваешь обледенелые ветки дерева. Они словно в алмазной оболочке. Словно разумная зима специально укрыла их самой прочной на свете защитой – алмазом, чтобы, когда станет тепло, достаточно тепло, куст смог сбросить с себя драгоценную защиту и ожить вновь, как это было уже не один год.
Чувствую что замерзаю и, попытавшись развернутся, проваливаюсь в снег по самые крылья, так что только мордочка торчит из него. Глупо – думаю про себя. Пытаюсь разрывать снег лапками, да не очень то получается, и я повисаю на крыльях. Но, замерзнув, я, наконец, выбираюсь на поверхность и как стрела, схватив по дороге пару поленьев, скрываюсь в доме, поближе к теплу и печи. Закинув в топку паления, смеюсь. Просто, глупо там получилось, в снегу. Глупо все-таки.
Подставляю расправленные крылья согревающему свету пламени и мысли все мои о тёплых днях. И, кажется, пригревшись, я засыпаю.

Слышу журчание реки, которое…

Слышу журчание реки и шелест опадающей листвы.

Осень. После обеда меня, быть может, тут пригрело и погрузило в мечтания и сон.

Приподнимаюсь, сбрасывая с себя золотое одеяло из опавшей листвы. Подхожу к воде и смотрю на свое качающееся отражение. Знакомая мордочка улыбается в ответ с поверхности заводи, но почему-то грустно.
В это время с дерева срывается ещё один лист и, исполняя свой последний танец, ложится на поверхности воды прямо мне на нос. Опустив передние лапки в воду, я вынимаю его, рассматриваю, собравшиеся в нём капельки, и сожалею, как мне кажется, о его смерти. А может и о том, что природа словно умирает к зиме и я с ней сейчас прощаюсь.
Ложусь и кладу этот лист себе на мордочку, втягивая его запах. Запах угасающих сил природы. Угасающих, не чтобы потом умереть, а чтоб возродиться весной. И хочется в это верить.
Вдыхаю глубже запах от листика, что лежит у меня на мордочке, и вспоминаю сон. Хотя, может быть, и не сон… Мне часто такое грезится. Не знаю даже почему.

Закрываю глаза, видя…

Закрываю глаза. Тяжёлый вздох.

Темнота… Снова свет. Снова темнота.

Мысли.

Я забыл… В грёзах я забыл главное.
Всё. Всё. Все, все, всё.
Всё это всего лишь мечты.